Feeds:
Записи
Комментарии

Archive for Март 2009

продолжение материалов из книги Алана Дженкинса «Приглашение к ответственности»
Начало было здесь и здесь
перевод Дарьи Кутузовой

Если человек, совершавший насилие, приходит на терапию, он приносит свои истории и причинные объяснения, вполне вписывающиеся в рамки разделяемых им ограничивающих убеждений. Скорее всего, он хочет прекратить насилие. Но также, скорее всего, он уже отлично умеет избегать ответственности и приписывать ее различным внешним источникам, на которые он не в силах повлиять. Он может явно или скрыто приглашать других людей принять на себя ответственность за совершаемое им насилие. Явно – это когда он открыто просит жену и других людей принять его точку зрения, приписать ответственность внешним источникам, а само насилие игнорировать, оправдывать, преуменьшать, терпеть и прощать.

Скрытые приглашения принять ответственность – это пассивная позиция, отказ от действия. Окружающие люди, даже сами того не желая, заполняют образовавшийся «вакуум ответственности». Они выражают беспокойство, начинают советовать, вызывать на конфронтацию, ставить границы насильственному поведению, как-то его предотвращать, устранять из жизни человека, совершающего насилие, источники стресса, успокаивать человека и замалчивать насилие.

(далее…)

Read Full Post »

фрагмент обзора книги Алана Дженкинса «Приглашение к ответственности» (Alan Jenkins (1990) Invitation to Responsibility, Dulwich Centre Publications, Adelaide, Australia), выполненного Дарьей Кутузовой.
Начало обзора здесь.

Alan Jenkins

Alan Jenkins

Алан Дженкинс исходит из допущения, что все мужчины хотели бы обращаться с женщинами и детьми бережно и уважительно, только некоторым из них что-то мешает.

Согласно модели ограничения, каждое объяснение причин насилия можно оценить по трем прагматическим критериям:
— Помогает ли это объяснение тому, кто совершает насилие, принять полную ответственность за насильственные действия?
— Указывает ли это объяснение на убедительные и доступные способы прекращения насилия и решения связанных с ним проблем?
— Учитывает ли это объяснение все уровни контекста, в котором осуществляется насилие, – от индивидуального до социокультурного?

Полезные объяснения помогают человеку, совершавшему насилие, принять полную ответственность, указывают на решения и учитывают все уровни контекста. Помимо непосредственной пользы в работе терапевта с человеком, совершавшим насилие, эти объяснения имеют более широкое социальное значение. Объяснительные модели, описанные выше, отличаются по степени полезности согласно перечисленным критериям. Причинные объяснения часто конкурируют друг с другом за истинность, в результате чего люди оказываются в замешательстве, а проблема остается нерешенной.

(далее…)

Read Full Post »

фрагмент обзора книги Алана Дженкинса «Приглашение к ответственности» (Alan Jenkins (1990) Invitations to Responsibility, Dulwich Centre Publications, Adelaide, Australia), выполненного Дарьей Кутузовой.

from the book "Invitation to Responsibility"

from the book "Invitation to Responsibility"

В тексте одного из объявлений о тренинге Алана Дженкинса мне бросилась в глаза фраза: «Алан Дженкинс уже более 25 лет работает с мужчинами, совершающими физическое и сексуальное насилие. И ему не обрыдло!»

Работа Алана Дженкинса и его коллег направлена на то, чтобы мужчины, совершавшие физическое и/или сексуальное насилие, приняли ответственность за свое поведение и не повторяли бы подобных поступков в будущем. Для того, чтобы принять ответственность, человек должен полностью признать наличие и значимость насилия и понять, как его насильственные действия могут влиять на пострадавшего и других людей. Прекратить насилие может только тот, кто его совершает.

Причинные объяснения насилия

«Кто хочет сделать – ищет способ, кто не хочет сделать – ищет причину»

(арабская пословица).

Умберто Матурана определял объяснение как «заявление, способное отвлечь и успокоить вопрошающего».

В современной культуре существует несколько распространенных объяснений насилия. И пострадавшие, и свидетели, и те, кто стремится помочь им и изменить ситуацию, всегда задают себе вопрос: «Почему он это сделал?»

Поиск причинного объяснения, который заложен в вопросе «почему?», является неизбежной характеристикой западной традиции эмпирической науки. В рамках этой традиции проблемы лучше всего решаются за счет обнаружения и исправления подлинной причины, лежащей в основе поступка. Считается, что если найти «правильную» причину, то можно понять, кто именно виноват, кого наказывать, кого считать ответственным, и что делать, чтобы ситуация не повторилась. И сами люди, совершающие насилие, и те, кто страдает от насилия, тратят много усилий на поиск причинного объяснения. Если удовлетворительного причинного объяснения нет, люди испытывают тревогу, замешательство и своего рода ступор.

(далее…)

Read Full Post »

ntcw

статья Дарьи Кутузовой

Нарративный (от лат. narrare – повествовать, рассказывать) подход – одно из самых молодых, бурно развивающихся направлений в сфере терапии и работы с сообществами. При переводе на русский язык мы сохраняем термин «нарративный» (а не «повествовательный», например), чтобы отличить этот подход от других направлений, ориентированных на работу с историями (М.Эриксон, Н.Пезешкиан, сказкотерапия и пр.), — а также для того, чтобы представителям международного нарративного сообщества было проще узнавать друг друга.

Нарративный подход возник на рубеже 70-80 годов прошлого века в ходе сотрудничества австралийца Майкла Уайта и новозеландца Дэвида Эпстона.

(далее…)

Read Full Post »

Материнская инициатива

Из интервью с Викки Дуглас, опубликованного в рамках проекта «Нет — сексуальному насилию в тюрьмах». Перевод Дарьи Кутузовой. Фотографии Викки и ее сына Криса взяты из презентации тюремного социального работника Крис Уивер, представленной на 9-й международной конференции по нарративной терапии и работе с сообществами в Аделаиде, Австралия, в ноябре 2008 г.

vickie1Непросто быть матерью ребенка, который «сбился с пути». Ты волнуешься за него, печалишься, чувствуешь собственную вину и все время спрашиваешь себя: «что я сделала не так?», тебе все время стыдно за тот ущерб, который твой ребенок причинил другим людям. В этой статье Викки Дуглас рассказывает историю своего сына, Криса: историю о горестях и утратах – но также и о том, на что жизнь и смерть Криса вдохновили ее. Викки рассказывает о материнской инициативе – защищать задержанных, подследственных и осужденных.

Когда твой ребенок сбился с пути… ты делаешь все, что в твоих силах

(далее…)

Read Full Post »

это статья Дэвида Денборо, опубликованная в сборнике «Сказки на ночь для усталых терапевтов» («Bedtime Stories for Tired Therapists»), а после — в книге «За пределами тюрьмы» («Beyond the Prison»). Обе книги были изданы в издательстве Dulwich Centre Publications. Перевод под редакцией Дарьи Кутузовой.

Личное политическое: как я стал squarehead и gubba

В течение последних трех с половиной лет (1992-1995) я совершил путешествие из дома белых состоятельных австралийцев в деловом районе Сиднея, где я родился, в мужскую тюрьму строгого режима, где я получил работу. Когда я подошел к металлическим воротам тюрьмы, в которой я работаю, меня поразила сама структура, само здание. Едва ли когда-то еще я чувствовал себя настолько маленьким и малозначимым. Само здание передавало дух истории, как будто сами стены, сложенные из песчаника, хранят секреты. Теперь я знаю, что разные тюремные работники и заключенные из народа Куури непосредственно переживают присутствие духов, населяющих разные части тюрьмы. Где возможно, заключенные Куури, размещенные в бывших камерах смертников, стараются жечь благовонные масла, чтобы освободить души погибших.

Тюрьма стоит на берегу залива, и с залива всегда с воем дует ветер. Прежде, чем я делаю шаг из одного мира в другой, я всегда вдыхаю чуть глубже, чем обычно, и пытаюсь удержать в своем сознании цвета внешнего мира. Я подхожу ближе к стене, нажимаю на кнопку звонка — и, после длительного ожидания (каждый раз приходится долго ждать), непроницаемые, серые, стальные ворота открываются передо мной. Я бормочу «Добрый день» и роюсь в бумажнике в поисках пропуска. Взмахиваю пропуском, как будто меня ничто в этом мире не беспокоит и не задевает, охранник кивает мне, признавая мое усердие, и я прохожу внутрь.

(далее…)

Read Full Post »

статья Дарьи Кутузовой

«Выгоранием» в психологии называется состояние человека, характеризующееся эмоциональным и психическим истощением, развитием циничного, обесценивающего отношения к собственному труду и тем, кому этот труд призван помочь, а также ощущением падения собственной профессиональной эффективности. Изначально выгорание изучалось на примере представителей помогающих профессий, потом оно было обнаружено и в других профессиональных сферах.

Исследования выгорания показали, что оно наиболее характерно для изначально наиболее мотивированных, неравнодушных работников (те, кто сразу относится к работе наплевательски, от выгорания не страдают). Было обнаружено также, что опыт преодоления выгорания дает человеку своего рода «иммунитет»: если в начале своего профессионального развития человек пережил период выгорания, но не уволился с работы (и т.п.), а нашел какие-то ресурсы для восстановления жизненного баланса и возрождения энтузиазма, — в дальнейшем маловероятно, что у этого человека разовьется синдром выгорания. Люди, «иммунные» к выгоранию, очень увлечены своей работой и сами являются источником поддержки для своих коллег и тех, кто обращается к ним за помощью.

(далее…)

Read Full Post »

« Newer Posts - Older Posts »