Feeds:
Записи
Комментарии

Archive for the ‘DCP’ Category

От изоляции к сообществу
Сотрудничество с детьми и семьями в период кризиса


Элизабет Бакли и Филип Дектер

оригинал данной статьи находится здесь http://dulwichcentre.com.au/crisis.pdf

перевод Александры Бочавер под редакцией Дарьи Кутузовой
Филип Дектер и Элизабет Бакли – социальные работники, семейные терапевты и педагоги, работающие в Массачусетсе.

Наш контекст

В нашей части Соединенных Штатов в последние десять лет растет тенденция к психиатрическому обследованию и госпитализации детей, в поведении которых явно выражены гнев, печаль или жестокость. Эта тенденция драматически усилилась в конце 1990-х, когда в школах стала происходить стрельба. Специалисты в области образования и психического здоровья, которые легко направляют детей и подростков на психиатрическое обследованиее, стали еще чаще прибегать к этой возможности во время кризисов (Wong, 1999) в надежде предотвратить новую трагедию.

В то время мы только окончили училище социальной работы в Массачусетсе и участвовали в разных формах заботы о психическом и душевном здоровье, в том числе работали в стационарах психиатрических больниц, в составе команд, проводящих кратковременную семейную терапию на дому, и в отделениях неотложной помощи. В этих условиях мы испытывали определенное давление из-за необходимости проводить обследования, которые должны были «гарантировать», что дети в своих сообществах будут в безопасности. Это давление и вызванная им немыслимая ответственность часто делали госпитализацию в стационар единственной доступной возможностью для детей и семей, с которыми мы работали.

(далее…)

Read Full Post »

В данном обзоре, подготовленном Дарьей Кутузовой, использованы материалы статьи Майкла Уайта (2003) Narrative Practice and Community Assignments, опубликованной в International Journal of Narrative Therapy and Community Work, и материалы отчета о работе с сообществом людей, живущих с ВИЧ (Living Positive Lives, 2000, Dulwich Centre Publications)

Работа «по заданию» от сообществ

Сотрудники Далвич-центра в Аделаиде, Австралия, где работал один из основоположников нарративного подхода Майкл Уайт, периодически участвуют в работе по «заданиям» (assignments) из разного рода сообществ. Их работа определяется особенностями нарративного подхода, его этикой и технологией; определенные практики нарративного подхода оказались особенно успешно применимыми и полезными при работе с сообществами.

В Австралии эти специалисты работали, в частности, с сообществами людей, страдающих от психических заболеваний (“Speaking Out and Being Heard”, 1995), от ВИЧ/СПИДа (“Living Positive Lives”, 2000), а также с сообществами коренных жителей Австралии (“Reclaiming Our Stories, Reclaiming Our Lives”, 1995; “Linking Stories and Initiatives”, 2006).

Своей основной задачей при работе на «заданиях» сотрудники Далвич-центра видят создание безопасного и конструктивного контекста, в котором члены сообщества могут обсудить и исследовать маргинализацию, обезличивание и насилие со стороны социальной системы, которым они подвергаются, — и их последствия для разных областей своей жизни, проблемы, на которые нет очевидных и «готовых к употреблению» решений.

(далее…)

Read Full Post »

Материнская инициатива

Из интервью с Викки Дуглас, опубликованного в рамках проекта «Нет — сексуальному насилию в тюрьмах». Перевод Дарьи Кутузовой. Фотографии Викки и ее сына Криса взяты из презентации тюремного социального работника Крис Уивер, представленной на 9-й международной конференции по нарративной терапии и работе с сообществами в Аделаиде, Австралия, в ноябре 2008 г.

vickie1Непросто быть матерью ребенка, который «сбился с пути». Ты волнуешься за него, печалишься, чувствуешь собственную вину и все время спрашиваешь себя: «что я сделала не так?», тебе все время стыдно за тот ущерб, который твой ребенок причинил другим людям. В этой статье Викки Дуглас рассказывает историю своего сына, Криса: историю о горестях и утратах – но также и о том, на что жизнь и смерть Криса вдохновили ее. Викки рассказывает о материнской инициативе – защищать задержанных, подследственных и осужденных.

Когда твой ребенок сбился с пути… ты делаешь все, что в твоих силах

(далее…)

Read Full Post »

это статья Дэвида Денборо, опубликованная в сборнике «Сказки на ночь для усталых терапевтов» («Bedtime Stories for Tired Therapists»), а после — в книге «За пределами тюрьмы» («Beyond the Prison»). Обе книги были изданы в издательстве Dulwich Centre Publications. Перевод под редакцией Дарьи Кутузовой.

Личное политическое: как я стал squarehead и gubba

В течение последних трех с половиной лет (1992-1995) я совершил путешествие из дома белых состоятельных австралийцев в деловом районе Сиднея, где я родился, в мужскую тюрьму строгого режима, где я получил работу. Когда я подошел к металлическим воротам тюрьмы, в которой я работаю, меня поразила сама структура, само здание. Едва ли когда-то еще я чувствовал себя настолько маленьким и малозначимым. Само здание передавало дух истории, как будто сами стены, сложенные из песчаника, хранят секреты. Теперь я знаю, что разные тюремные работники и заключенные из народа Куури непосредственно переживают присутствие духов, населяющих разные части тюрьмы. Где возможно, заключенные Куури, размещенные в бывших камерах смертников, стараются жечь благовонные масла, чтобы освободить души погибших.

Тюрьма стоит на берегу залива, и с залива всегда с воем дует ветер. Прежде, чем я делаю шаг из одного мира в другой, я всегда вдыхаю чуть глубже, чем обычно, и пытаюсь удержать в своем сознании цвета внешнего мира. Я подхожу ближе к стене, нажимаю на кнопку звонка — и, после длительного ожидания (каждый раз приходится долго ждать), непроницаемые, серые, стальные ворота открываются передо мной. Я бормочу «Добрый день» и роюсь в бумажнике в поисках пропуска. Взмахиваю пропуском, как будто меня ничто в этом мире не беспокоит и не задевает, охранник кивает мне, признавая мое усердие, и я прохожу внутрь.

(далее…)

Read Full Post »

материал Дэвида Денборо, опубликованный в книге «Коллективная нарративная практики» (Collective Narrative Practice, 2008, Dulwich Centre Publications)
В ситуациях войн и вооруженных конфликтов, а также стихийных бедствий и антропогенных катастроф мы в последние годы часто сталкиваемся с широким распространением опросников, направленных на диагностику так называемого «посттравматического стрессового расстройства». Эти средства психологического измерения направлены на то, чтобы выяснить, в какой степени представлены у человека те или иные симптомы: насколько они интенсивны и как часто встречаются. Важно, что такой инструментарий есть: он помогает оценить, какая именно помощь (в частности, медикаментозное лечение) может помочь человеку.

Но есть проблема. Она состоит в том, что эти опросники акцентируют только один аспект опыта человека — историю страдания. Они способствуют тому, чтобы человек в первую очередь воспринимал себя как «травмированного» и «пострадавшего». Признание страдания важно. Но не менее важно и признание способности людей преодолевать последствия травмирующих событий — признание истории выживания.

Я очень отчетливо осознал это, когда побывал в 2006 году в Ливане спустя неделю после окончания бомбардировок.

(далее…)

Read Full Post »

Схема интервьюирования пострадавших от насилия и жестокого обращения

статья Дэвида Денборо, опубликованная в сборнике «Trauma: Narrative responses to traumatic experiences», 2006, Dulwich Centre Publications
перевод под редакцией Дарьи Кутузовой
 

В данной статье автор предлагает схему проведения беседы (интервью) с людьми, пережившими травму, насилие или жестокость, а также документирования этой беседы. Эта схема составлена таким образом, чтобы интервью и его запись не становились для пострадавшего повторной травматизацией, но, напротив, привели бы к преодолению негативного воздействия травмы на жизнь человека.

Беседы с пострадавшими от травмирующих событий и документирование их историй происходят в самых разных жизненных контекстах. Психотерапевт может попросить человека, обратившегося к нему за помощью, рассказать о жестоком обращении, которому тот подвергался, или травме, и записать это. Психологи, социальные работники и терапевты, работающие в нарративном подходе, пишут тем, кто к ним обращается, терапевтические письма, а также составляют особые терапевтические документы, например, сертификаты достижений и свидетельства об избавлении от проблемы; и в письмах, и в этих документах может использоваться материал истории о травматическом опыте. Закон требует «сбора показаний» у пострадавших, подающих иск о возмещении ущерба – это особый вид расспрашивания и документации. В различных точках мира, особенно там, где в значительной степени нарушаются права человека, различные организации собирают свидетельства о пережитом у людей, которые обращаются за советом или помощью.

(далее…)

Read Full Post »

Осмысление историй о болезни: теория, практика, телесность и жизнь

Кэйтэ Вайнгартен

Эта статья Кэйтэ Вайнгартен опубликована в сборнике Working with the stories of women’s lives (Dulwich Centre Publications 2001). Оригинал статьи находится здесь: http://dulwichcentre.com.au/kaethearticle.html
Перевод Дарьи Кутузовой

Kaethe Weingarten

Kaethe Weingarten

Я дала себе слово разобраться в историях о болезнях, инвалидности, медицинских расстройствах, хронических нарушениях, умирании и смерти. Открываться этим моментам жизни не всегда просто. Но так как нам с дочерью суждено жить в ненадежных телах, подобное знание и осознавание необходимо.

Я много лет пыталась сформулировать свою собственную историю о болезни, выбирая слушателей так же тщательно, как камни, чтобы поставить ногу – при переходе быстрого ручья. Потом, когда я помогала дочери сформулировать ее историю о болезни, я обратила внимание на то, как ревностно я стараюсь гарантировать, чтобы ее слушали уважительно. Я как будто бы переходила поток перед ней, проверяя надежность каждого камня, прежде чем моя дочь опускала на него ногу. Эта ревностная забота помогла мне понять не только общий опыт тех, кто растит больного ребенка, но и то, что между историей о болезни моей дочери и историей о моей болезни есть большая разница.

Несмотря на то, что я читала истории о болезнях много лет подряд, слышала их у себя в кабинете, в детской больнице и в центре социального обеспечения детей, я начала искать какие-то схемы для классификации этих историй только тогда, когда мой ребенок стал подвергаться дискриминации из-за истории о ее болезни. Мне нужно было понять, как иметь дело с этим моим и ее страданием, с тем, что в силу различия диагнозов у нас был совершенно разный опыт.

(далее…)

Read Full Post »

«Спасти сказанное от проговаривания»: растущие терапевтические «документы»

Дэвид Ньюман

статья, опубликованная в International Journal of Narrative Therapy and Community Work, 2008, #3, pp. 24-34, Dulwich Centre Publications
перевод Дарьи Кутузовой

Я уже довольно давно исследую разные возможности применения письменного слова в нарративной практике. На этом пути у меня были замечательные встречи, переживания, я много чему научился, и моя собственная терапевтическая практика постоянно менялась и продолжает меняться (о письменных терапевтических реликвиях («документах») можно прочитать подробнее здесь: Freedman & Combs, 1996; White, 1995; White & Epston, 1990). В данной статье я бы хотел поделиться некоторыми способами непривычного и творческого использования письменного слова. На мой взгляд, творческий подход неотделим от развития нарративной практики. Когда в своей работе я пытаюсь сделать что-то по-новому, непривычным способом, это придает мне сил и ведет ко все новым открытиям. Поэтому я надеюсь, что эта статья побудит читателей вспомнить те случаи, когда они тоже делали что-то по-своему.

(далее…)

Read Full Post »

В июне 2007 года, после того, как Дэвид Денборо и Шерил Уайт провели в Москве семинар по работе с сообществами, они встретились с Анастасией Рязановой и Ириной Долотовой из организации «Дорога в мир«, объединяющей семьи, в которых есть дети с ограниченными возможностями. По итогам разговора Дэвид прислал им список вопросов для собирания архива историй, и Анастасия любезно разрешила опубликовать этот список здесь. Мы надеемся, что он кому-нибудь пригодится.

Истории о том, каково быть родителями детей с ограниченными возможностями

Эти вопросы были сформулированы в надежде, что они окажутся полезными при сборе материала, который можно будет затем объединить в «психотерапевтическое коллективное письмо». Когда такое письмо будет написано, возможно, вы решите прислать его нам в Австралию, а мы тут у себя найдем родителей, которые смогли бы написать отклик!

Протестовать против общепринятого
Когда рождается ребенок с серьезными нарушениями развития, в России чаще всего принято помещать такого ребенка в интернат. На самом деле, родители часто подвергаются существенному давлению, чтобы ребенок был помещен в интернат. Изоляция от семьи и условия интернатного содержания зачастую гибельны для ребенка. Ваша семья подвергла сомнению необходимость помещения ребенка в интернат.

• Когда вы впервые задумались о том, что в интернат ребенка отдавать не стоит? Как начался этот протест против давления, против насильственного насаждения распространенных практик?

(далее…)

Read Full Post »

фрагмент статьи Эсбена Эстер Пирелли Бенестад «Гендерная принадлежность: дети, подростки, взрослые и роль терапевта», опубликованной в сборнике «Консультирование необычных: Нарративный подход и квир-сообщество» (Queer counselling and Narrative therapy, 2002, ed. by David Denborough, Dulwich Centre Publications, Adelaide, Australia)

перевод Дарьи Кутузовой


Для некоторых детей этот мир – как чужая страна, где кругом непонятные слова и странные обычаи. Как бы они не старались соответствовать этим непостижимым «законам природы», у них все равно не выходит.

Введение

фото Наталии Савельевой

фото Наталии Савельевой

Для того, чтобы воплотить в жизнь свои убеждения, касающиеся гендера (или гендеров), многие взрослые люди покидают семью, друзей, учебу, работу. Они хотят жить в контексте, соответствующем тому собственному гендеру, который они переживают в опыте. За отказ от того, чем обладаешь, ради того, чтобы стать самим собой, приходится платить огромную цену. Но для некоторых людей – это единственная возможность быть хоть в какой-то степени счастливыми. Чем младше человек, тем труднее ему или ей вырваться из жизненных условий, не готовых принять его, как есть. Обычно бывает так, что дети и подростки зависят от значимых взрослых, чтобы выжить. И если ребенок или подросток демонстрирует свой гендер каким-то образом, внушающим тревогу и опасение родным и близким, то тогда возникают очень специфические проблемы.

Я врач-сексолог, семейный психотерапевт. Я открыто признаю, что я бигендер. Это положение в норвежском обществе дало мне возможность услышать множество историй. Родители и специалисты по детскому развитию рассказывали мне, что довольно большое количество детей в тот или иной момент демонстрируют «кросс-гендерное» поведение. Чаще всего, как я понимаю, это воспринимается как детская игра, экспериментирование со способами самовыражения, принятыми взрослыми, — и потому не считается проблемой. Чем дольше длится кросс-гендерное поведение, чем больше областей жизни оно затрагивает, тем больше вероятность, что родители и/или прочие значимые другие начнут беспокоиться о будущем ребенка, и в частности, о его психическом здоровье.

(далее…)

Read Full Post »

Older Posts »