Feeds:
Записи
Комментарии

Продолжаем выкладывать главы из книги Шоны Рассел и Мэгги Кэри «Нарративная терапия в вопросах и ответах». Шона и Мэгги любезно дали нам разрешение на перевод и некоммерческое распространение этой книги. Перевод выполнен Дарьей Кутузовой, редактирование — Александрой Павловской. Мы благодарим Лену Ремневу за помощь в подготовке текста.

 

Глава 5. Постструктурализм и терапия — о чем это все?

Этот материал изначально был опубликован во втором номере Международного журнала нарративной терапии и работы с сообществами за 2002 год. Работу над статьей координировала Леони Симмонс Томас. С Леони можно связаться через издательство Dulwich Centre Publications.

 

Нарративная терапия находится под сильным влиянием постструктуралистских идей. И, тем не менее, многим из нас непросто бывает разобраться в том, что же такое постструктурализм. Лично мы испытваем большую радость, встречаемся с различными сложностями, прилагаем усилия и, бывает, сильно устаем, пытаясь понять постструктурализм и его значение для нашей практики как терапевтов.

Хотя эта тема достаточно сложная, наша статья будет краткой. Мы решили сосредоточиться на нескольких областях и попробовали предложить некоторые ответы на часто задаваемые вопросы. Мы не говорим, что эти ответы — правильные или единственно возможные, мы просто надеемся, что они окажутся полезными. Мы и сами многому научились, собирая их в одной статье.

Для начала стоит сказать, что для того, чтобы объяснить значение постструктурализма, необходимо показать, чем же он отличается от структурализма. Мы проводим данную границу, поскольку для это нас единственный способ объяснить, в чем состоит различие. Также мы хотели бы отметить, что не имели намерений обидеть или проявить неуважение, к тем, кто предпочитает работать в структуралистских моделях. Все мы работаем по-разному, и создаем свои уникальные пути в терапии. Здесь мы всего лишь пытаемся объяснить, как мы понимаем постструктуралистские идеи и каково их влияние на нашу работу.

 

  1. Что такое структурализм и как он повлиял на мир психотерапии?

Продолжить чтение »

После долгого перерыва мы выкладываем в библиотеку небольшую серию публикаций. Это главы из книги Шоны Рассел и Мэгги Кэри «Нарративная практика в вопросах и ответах». Шона и Мэгги любезно предоставили нам разрешение на перевод и некоммерческое распространение этого текста. Перевод выполнен Дарьей Кутузовой, редактирование — Александрой Павловской. Мы благодарим Лену Ремневу за помощь в подготовке текста.

 

Глава шестая

Феминизм, терапия и нарративные идеи: исследуем некоторые не столь часто задаваемые вопросы

Этот материал был изначально опубликован в виде статьи во втором номере Международного журнала нарративной терапии и работы с сообществами за 2003 год.

В этой статье мы бы хотели рассмотреть некоторые не столь часто задаваемые вопросы о феминизме, терапии и нарративных идеях. Поэтому мы спросили у нескольких терапевтов, работающих в нарративном подходе, что для них значит феминизм, как он влияет на их работу и с какие феминистские идеи сейчас их интересуют. В результате у нас получилась очень энергичная и захватывающая дискуссия.

Многие из тех, к кому мы обращались, сказали, что им хотелось посвящать больше времени размыщлениям об этих вопросах. Некоторые ответили, что им жаль, что им нечасто доводится вести подобные беседы.

Соответственно, мы бы хотели пригласить всех читателей принять участие в длительном проекте, посвященном данным вопросам. В дальнейших изданиях Международного журнала нарративной терапии и работы с сообществами мы будем публиковать регулярную колонку о феминизме, терапии и нарративных идеях. В конце этой статьи мы перечислили несколько тем, мнения о которых мы бы хотели услышать от практиков. Мы надеемся, что нижеследующие вопросы и ответы вдохновят вас на дальнейшие раздумья. Будет здорово, если вы пришлете нам ваши мысли и идеи.

Но вначале начнем с вопросов, и первый вопрос, пожалуй, будет самым сложным…

Что такое феминизм?

  1. Что такое феминизм?

Когда мы собирали воедино этот материал, нам стало ясно, что слово «феминизм» для разных людей означает разные вещи. И так, конечно же, было всегда. В приложении к этой главе мы постарались перечислить некоторые направления феминизма, популярные в последние десятилетия. Они включают в себя «либеральный» феминизм, «радикальный» феминизм, «социалистический» феминизм, феминизм «темнокожих/коренных народов», постструктуралистский феминизм, французские феминизмы, и появившийся совсем недавно квир-феминизм.

Однако мы бы хотели начать эту часть статьи с цитат из ответов, полученных нами от различных респондентов о том, что для них значит феминизм.

  • Феминизм — это для меня главный фильтр, сквозь который я смотрю на дисбаланс власти в мире. Для некоторых женщин этот фильтр, сквозь который они видят мир, их главная форма анализа отношений власти — через культуру или расу. У других женщин таким фильтром может послужить сексуальность, сексуальные различия. Для меня, на самом деле, первое, на что я обращаю внимание — это гендер. Феминизм — это та призма, сквозь которую я пытаюсь понять другие отношения власти и мою ответственность по отношению к ним.

Продолжить чтение »

Отсутствующее, но подразумеваемое: карта, помогающая задавать терапевтические вопросы

Мэгги Кэри, Сара Уолтер, Шона Рассел

Оригинал статьи находится здесь: http://www.narrativepractices.com.au/pdf/The_absent_but_implicit_-_A_map.pdf

Перевод Надежды Градовской под редакцией Дарьи Кутузовой. Публикуется с разрешения авторов

Невозможно говорить о чем-либо, не отталкиваясь от того, чем это не является. Каждое выражение переживаний имеет отношение к чему-то иному.

Майкл Уайт, ссылаясь на работы Дерриды

В течение многих лет Майкл Уайт представил слушателям и читателям множество прекрасных и вдохновляющих «пересмотров» нарративного подхода, который он разрабатывал вместе с Дэвидом Эпстоном (White & Epston, 1990, 1992). Описывая нарративную практику с новых точек зрения, он создавал новое видение и новое понимание.

Майкл постоянно читал литературу «не по специальности» и исследовал возможности, предлагаемые развернутыми в ней идеями. Это позволяло рассматривать терапевтическую практику под неожиданными углами и по-новому говорить о ней, поэтому существуют различные описания терапевтических бесед в нарративном подходе (Morgan, 2000; White, 1995, 1997, 2001). По мере того, как формулировались связи терапевтической практики с тем или иным корпусом идей, у практиков появлялись новые возможности в их  работе с людьми, семьями, группами и сообществами.

Многие коллеги в Австралии и за ее пределами вдохновляли и поддерживали длительный интерес Майкла Уайта к французской критической философии, социальной антропологии, феминистским исследованиям и другим смежным областям. На протяжении десятилетий Майкл делился опытом работы на семинарах, обсуждал свои идеи с коллегами, и эти дискуссии вносили важный вклад в развитие нарративной терапии.

В этой статье мы обсуждаем последние наработки в контексте всего лишь одного аспекта нарративного подхода: «отсутствующего, но подразумеваемого». Мы можем использовать это понятие как точку входа в исследование историй «я», альтернативных по отношению к проблемной истории, которую люди приносят в терапию. Обнаружение и развитие этих альтернативных рассказов о жизни — ключевой аспект нарративной практики.

Продолжить чтение »

статья Д.Кутузовой, опубликованная в Журнале практического психолога №2 за 2011 г., стр. 23-41

Введение

В последние 10 лет на постсоветском пространстве получает все большее распространение нарративный подход к терапии и работе с сообществами. Слово «нарративный» образовано от латинского «narrare» — «повествовать, рассказывать». У истоков этого подхода стоят австралиец Майкл Уайт (1948-2008) и новозеландец Дэвид Эпстон (род. в 1944 г.). В начале 1980-х они начали сотрудничать, стремясь усовершенствовать свою практику, привести ее в соответствие со своими жизненными ценностями и принципами, а также противостоять «психотерапевтической колонизации» своих стран прозелитами различных зарубежных психотерапевтических школ. В 1989-90 гг. они опубликовали книгу, описывающую основные принципы своего подхода к работе, и именно тогда подход был обозначен как «нарративный»[58] (до этого они говорили об использовании «текстовой метафоры» и «метафоры ритуала перехода» в работе с людьми).

Теоретическую и методологическую основу подхода составляют идеи драматургической социологии (Э.Гоффман [41, 42, 43]), антропологии переживания (В.Тернер [58], Б.Майерхоф [48, 49], К. Гирц [5]), педагогики освобождения (П.Фрейре [37, 38, 39, 40], М.Хортон [24, 45]), феминизма [54], французской философии постструктурализма (Ж.Деррида [7, 8, 9, 35], М.Фуко [20, 21, 22], Ж.Делез [6]), нарративной психологии (Дж.Брунер [3, 28, 29, 30], Т.Сарбин [17]), культурно-исторической теории Л.С.Выготского [4, 19, 26], а также некоторые идеи Г.Бейтсона [1, 2]. И.Приллельтенский и Дж.Нельсон [51] считают нарративную практику формой критической практической психологии, в то время как Дж.Аллан, Б.Пиз и др. [25] считают ее формой критической социальной работы. Если относить ее к постмодернистским направлениям, важно отметить, что в таком случае речь идет об аффирмативном, а не скептическом (по Розенау [53]) постмодернизме. Возможно, более правильным было бы считать нарративную практику культурно-креативным подходом [52].

Продолжить чтение »

Нарративная медиация и дискурсивное позиционирование в ситуации конфликта в организации

Николай Кюре

Статья опубликована во втором номере электронного журнала Explorations: E-journal of narrative practice, 2010 г. http://www.dulwichcentre.com.au/explorations-2010-2-nikolaj-kure.pdf

Перевод Дарьи Кутузовой

Николай Кюре в сентябре 2008 г. защитил в Университете Aarhus в Дании диссертацию по теме «Нарративные средства в развитии организаций». Сейчас он преподает в Центре корпоративных коммуникаций в Университете Aarhus. Основные области его исследовательских интересов: развитие организаций, нарративные практики, разрешение конфликтных ситуаций, принятие решений в организациях. С Николаем можно связаться по электронной почте: nku@asb.dk

В данной статье я рассматриваю использование нарративных практик в сфере разрешения конфликтов в организациях. Основываясь на нарративном подходе к медиации, разработанном Джоном Уинслэйдом, Джеральдом Монком, Элисон Коттер и Сарой Кобб, я предлагаю концептуализировать организацию как иерархическое дискурсивное поле, придающее облик паттернам существующих в ней конфликтов. На основе этого я формулирую четыре цели работы нарративного медиатора, занимающегося разрешением конфликтов в организации: укрепление ощущения возможности, но не неизбежности тех или иных событий (contingency); экстернализация конфликта; обнаружение скрытого опыта в организации; и выстраивание альтернативных историй о взаимодействии в организации. В процессе вовлеченного исследования в одном датском учреждении здравоохранения, я реализую эти цели, применяя карту определения позиции (экстернализации проблемы) и работу с внешними свидетелями. Таким образом, новизна данной статьи состоит как в формулировании теории организационных конфликтов, так и в изложении опыта использования нарративных практик для их разрешения (примечание 1).

Продолжить чтение »

Терапевтические письма в сфере здравоохранения

Обзор специального выпуска «Journal of Family Nursing» 15(1), составлен Морин Фрэйлинг

Оригинал опубликован в первом номере электронного журнала Explorations: E-journal of Narrative Practice за 2010 г., стр. 78-86 www.dulwichcentre.com.au/e-journal.html

Перевод под редакцией Дарьи Кутузовой

Морин Фрэйлинг живет и работает на севере Новой Зеландии. С ней можно связаться по maureen.frayling@clear.net.nz

Специальный выпуск «Журнала семейного медсестринства» (Journal of Family Nursing) посвящен использованию терапевтических писем в сфере здравоохранения. Большинство авторов статей работают в клинике при Университете Калгари, и в своей практике основываются на разработках Нэнси Моулз. В статьях излагаются различные соображения, основанные на опыте использования терапевтических писем, в частности, на результатах проведенных исследований эффективности этого способа работы. Однако статьи Нила Роджерса из Австралии и Кристен Эрлингссон из Швеции показывают, что применение терапевтических писем в практике медсестринства не ограничивается только одним учреждением (клиникой при Университете Калгари), и сотрудники других организаций также пробуют использовать эту полезную форму общения с подопечными (Erlingsson, 2009; Rogers, 2009). Введение, написанное Дэвидом Эпстоном, раскрывает тесную связь использования терапевтических писем в здравоохранении и в психологическом консультировании, в частности, в нарративной терапии. Это видится логичным и интересным расширением практики написания нарративных терапевтических писем, описанной Уайтом и Эпстоном (White & Epston, 1990).

Продолжить чтение »

Джон Кологон

Оригинал статьи находится здесь www.dulwichcentre.com.au/explorations-2010-2-john-cologon.pdf
Перевод Дарьи Кутузовой

В этой статье описывается прием нарративной работы в группах и сообществах, выстроенный на основе метафоры приключения. Во время школьного выезда группа из 110 одиннадцатилетних детей была дважды ограблена. В помещения, где они ночевали, кто-то проник, были украдены вещи. Очень короткий временной период, выделенный для дебрифинга, был использован для того, чтобы познакомить детей с метафорой приключения и создать пространство для того, чтобы дети начали конструировать историю, где они были бы сильными, — в качестве альтернативы истории о беспомощности и виктимности, в которую они изначально оказались захвачены.

Продолжить чтение »