Feeds:
Записи
Комментарии

Posts Tagged ‘алан дженкинс’

продолжение материалов Алана Дженкинса, посвященных работе с мужчинами, совершавшими насилие.
Предыдущие фрагменты:
Причинные объяснения насилия
Теория ограничения
Как вовлекать мужчин, совершавших насилие, в процесс терапии
Вовлечение мужчин, совершавших насилие, в терапию: продолжение

Экстернализация ограничивающих убеждений

5. пригласить человека экстернализовать ограничивающие убеждения

Теперь терапевт может предложить человеку рассмотреть объяснения насилия с точки зрения теории ограничения. При этом особое внимание должно быть уделено следующим вопросам:
При условии, что он хочет уважительных отношений, свободных от насилия,
— Что мешало ему раньше принять ответственность за то, чтобы строить отношения на базе равноправия, взаимного уважения, отзывчивости и заботы?
— Что мешало ему взять на себя ответственность за совершаемое насилие?

Таким образом терапевт предлагает человеку обнаружить ограничивающие убеждения и привычки и бросить им вызов, чтобы освободиться от их влияния и выстроить те отношения, которых он на самом деле хочет.

(далее…)

Реклама

Read Full Post »

продолжение перевода материалов Алана Дженкинса о работе с мужчинами, совершавшими насилие

Вовлечение клиента в терапию: продолжение
начало было здесь

2. Пригласить человека сформулировать свою позицию по отношению к взаимодействию, свободному от насилия

Мужчина может принять некоторые «приглашения» терапевта, заметить и осмыслить какие-то свои шаги по направлению к признанию совершённого насилия. Он даже может заметить, чем отличаются его переживания, когда он признаёт насилие, и когда он находится под воздействием ограничивающих убеждений и объяснений, оправдывающих насилие. Тем не менее, вероятно, что он будет продолжать пытаться умалить значение насилия, будет приписывать ответственность за насилие внешним факторам – и «приглашать» терапевта делать то же самое. Терапевт может воспринять подобные «приглашения» как указания на «подлинный характер» этого человека, его эгоистическую, равнодушную, злобную «натуру», — и принять имплицитное «приглашение» взять ответственность за «психокоррекцию» и «перевоспитание». В противоположность этому, терапевт может прибегнуть к модели ограничения и по-иному рассмотреть переживания и поступки человека. В частности, терапевт может предложить человеку рассмотреть, чего же он хочет от близких отношений, и как насилие соотносится с этими целями.

(далее…)

Read Full Post »

продолжение материалов из книги Алана Дженкинса «Приглашение к ответственности»
Начало было здесь и здесь
перевод Дарьи Кутузовой

Если человек, совершавший насилие, приходит на терапию, он приносит свои истории и причинные объяснения, вполне вписывающиеся в рамки разделяемых им ограничивающих убеждений. Скорее всего, он хочет прекратить насилие. Но также, скорее всего, он уже отлично умеет избегать ответственности и приписывать ее различным внешним источникам, на которые он не в силах повлиять. Он может явно или скрыто приглашать других людей принять на себя ответственность за совершаемое им насилие. Явно – это когда он открыто просит жену и других людей принять его точку зрения, приписать ответственность внешним источникам, а само насилие игнорировать, оправдывать, преуменьшать, терпеть и прощать.

Скрытые приглашения принять ответственность – это пассивная позиция, отказ от действия. Окружающие люди, даже сами того не желая, заполняют образовавшийся «вакуум ответственности». Они выражают беспокойство, начинают советовать, вызывать на конфронтацию, ставить границы насильственному поведению, как-то его предотвращать, устранять из жизни человека, совершающего насилие, источники стресса, успокаивать человека и замалчивать насилие.

(далее…)

Read Full Post »

фрагмент обзора книги Алана Дженкинса «Приглашение к ответственности» (Alan Jenkins (1990) Invitation to Responsibility, Dulwich Centre Publications, Adelaide, Australia), выполненного Дарьей Кутузовой.
Начало обзора здесь.

Alan Jenkins

Alan Jenkins

Алан Дженкинс исходит из допущения, что все мужчины хотели бы обращаться с женщинами и детьми бережно и уважительно, только некоторым из них что-то мешает.

Согласно модели ограничения, каждое объяснение причин насилия можно оценить по трем прагматическим критериям:
— Помогает ли это объяснение тому, кто совершает насилие, принять полную ответственность за насильственные действия?
— Указывает ли это объяснение на убедительные и доступные способы прекращения насилия и решения связанных с ним проблем?
— Учитывает ли это объяснение все уровни контекста, в котором осуществляется насилие, – от индивидуального до социокультурного?

Полезные объяснения помогают человеку, совершавшему насилие, принять полную ответственность, указывают на решения и учитывают все уровни контекста. Помимо непосредственной пользы в работе терапевта с человеком, совершавшим насилие, эти объяснения имеют более широкое социальное значение. Объяснительные модели, описанные выше, отличаются по степени полезности согласно перечисленным критериям. Причинные объяснения часто конкурируют друг с другом за истинность, в результате чего люди оказываются в замешательстве, а проблема остается нерешенной.

(далее…)

Read Full Post »

фрагмент обзора книги Алана Дженкинса «Приглашение к ответственности» (Alan Jenkins (1990) Invitations to Responsibility, Dulwich Centre Publications, Adelaide, Australia), выполненного Дарьей Кутузовой.

from the book "Invitation to Responsibility"

from the book "Invitation to Responsibility"

В тексте одного из объявлений о тренинге Алана Дженкинса мне бросилась в глаза фраза: «Алан Дженкинс уже более 25 лет работает с мужчинами, совершающими физическое и сексуальное насилие. И ему не обрыдло!»

Работа Алана Дженкинса и его коллег направлена на то, чтобы мужчины, совершавшие физическое и/или сексуальное насилие, приняли ответственность за свое поведение и не повторяли бы подобных поступков в будущем. Для того, чтобы принять ответственность, человек должен полностью признать наличие и значимость насилия и понять, как его насильственные действия могут влиять на пострадавшего и других людей. Прекратить насилие может только тот, кто его совершает.

Причинные объяснения насилия

«Кто хочет сделать – ищет способ, кто не хочет сделать – ищет причину»

(арабская пословица).

Умберто Матурана определял объяснение как «заявление, способное отвлечь и успокоить вопрошающего».

В современной культуре существует несколько распространенных объяснений насилия. И пострадавшие, и свидетели, и те, кто стремится помочь им и изменить ситуацию, всегда задают себе вопрос: «Почему он это сделал?»

Поиск причинного объяснения, который заложен в вопросе «почему?», является неизбежной характеристикой западной традиции эмпирической науки. В рамках этой традиции проблемы лучше всего решаются за счет обнаружения и исправления подлинной причины, лежащей в основе поступка. Считается, что если найти «правильную» причину, то можно понять, кто именно виноват, кого наказывать, кого считать ответственным, и что делать, чтобы ситуация не повторилась. И сами люди, совершающие насилие, и те, кто страдает от насилия, тратят много усилий на поиск причинного объяснения. Если удовлетворительного причинного объяснения нет, люди испытывают тревогу, замешательство и своего рода ступор.

(далее…)

Read Full Post »

фрагмент обзора, подготовленного Дарьей Кутузовой и опубликованного в журнале «Психолог в школе». В основу данного фрагмента легли материалы Далвич-центра и книга Джона Уинслэйда и Джеральда Монка «Нарративное консультирование в школе»

Нарративный подход является очень эффективным для работы с ситуациями травли, так как предлагает техники работы как с пострадавшим, так и с обидчиком, так и со свидетелями.  Описание нарративной работы с травлей, которое будет приведено ниже, служит в первую очередь для того, чтобы у читателя возникло представление о том, что представляет собой этот способ работы, и появились собственные творческие идеи.

Работа с пострадавшими

Когда мы работаем с теми, кто страдает от травли и жестокости сверстников в школе, беседа может быть сосредоточена на том, каким образом в подобных ситуациях реализуется дисбаланс власти и каковы его последствия. Можно помочь детям и подросткам заметить интернализующий эффект травли – как она подрывает веру человека в себя и вызывает страх, вину и самообвинение. После этого в центре беседы оказывается пересочинение идентичности и отношений – чтобы ребенок (подросток) не оказался в ловушке «бытия жертвой» и чтобы он смог активно формировать такие отношения с людьми, какие ему по душе.

(далее…)

Read Full Post »

НАРРАТИВНАЯ МЕДИАЦИЯ
Обзор работ Дж.Монка и Дж.Уинслэйда
(фрагмент материала, опубликованного в №3 журнала «Постнеклассическая психология. Социальный конструкционизм и нарративный подход)

Материал переведен и подготовлен к публикации Дарьей Кутузовой.
При подготовке обзора использована информация с сайта http://narrative-mediation.crinfo.org/ и книга G. Monk, J. Winslade “Narrative Mediation: A new approach to conflict resolution”, Jossey-Bass, 2000.

Проблема конструктивного разрешения конфликтов в современном мире чрезвычайно актуальна; некоторые люди считают успешное решение этой проблемы залогом выживания человечества в целом. Общая тенденция к профессионализации различных сфер, где имеется экспертное (отличающееся от житейского) знание, привела к тому, что выделилась новая профессиональная область – медиация, или посредничество в ситуации конфликта.

Сферы применения медиации

Медиация проводится в ситуации длительного, «застрявшего» конфликта в таких сферах, как деловые отношения (между начальниками и подчиненными, сослуживцами, квартирантами и хозяевами жилплощади и пр.), тяжбы, разделение имущества и определение способа выполнения родительских обязанностей супругами в ситуации развода. Медиатор, или посредник, – это, как правило, специалист в сфере помогающих профессий (психолог, социальный работник), обладающий особыми знаниями и умениями в области коммуникации, общения. Медиация во многих случаях является альтернативой разрешению конфликтной ситуации через суд; медиация – один из методов, применяемых при работе в парадигме восстановительного правосудия .
Особенности медиации удобно рассмотреть в сравнении с психотерапией. Медиация не является психотерапией в классическом понимании этого слова, так как не подразумевает наличия «внутренней патологии» и ее излечения у одного или всех участников конфликта.

(далее…)

Read Full Post »