Feeds:
Записи
Комментарии

Posts Tagged ‘выгорание’

Как вы можете заниматься этой работой?
Ответы на вопросы об опыте работы с женщинами, подвергавшимися в детстве сексуальному насилию
Сью Манн

статья, опубликованная в сборнике «Trauma: Narrative responses to traumatic experiences» (2006), ed. by D.Denborough, Dulwich Centre Publications, Adelaide, Australia

перевод Александры Бочавер под редакцией Дарьи Кутузовой
Введение
Когда я впервые услышала от женщины, с которой мы работали в связи с последствиями пережитого ею в детстве сексуального насилия, вопрос «как вы можете заниматься этой работой», он застал меня врасплох. Вопрос как будто подразумевал, что слушать о пережитом сексуальном насилии должно быть «тяжело» и угнетающе для меня, или это должно меня «подавлять» или «расстраивать». У меня было ощущение, что подразумевается, будто в моем переживании наших сессий нет места ни для чего, помимо «трудности» и «тяжести». С тех пор и другие женщины задавали мне этот вопрос. Иногда они дают мне понять, что осознают, что я от многих людей слышу рассказы о подобном. Им любопытно, что это значит для меня – целый день слушать истории женщин о пережитом насилии и его влиянии на их жизнь.

Поначалу я удивилась, когда поняла, что женщины, с которыми я встречаюсь, считают, что мои главные переживания от работы включают ощущение трудности, подавленность и/или «расстроенные чувства».
Это понимание поставило передо мной еще больше вопросов. Мне стало любопытно, думают ли женщины, что я почему-то должна ожесточиться, или стать необыкновенно умной, или оставаться профессионально беспристрастной, чтобы слушание этих историй не влияло на меня негативно? Мне было интересно, считают ли они, что находить способы не подвергаться влиянию рассказов о пережитом насилии – это часть этой работы? Эти размышления побудили меня внимательно рассмотреть  сложности, возникающие при ответе на вопрос «Как вы можете заниматься этой работой?» В этой статье исследуются некоторые из этих сложностей.

Мне бы хотелось рассмотреть два вопроса:

Во-первых, как я могу отвечать женщинам, когда они задают вопрос «Как вы можете заниматься этой работой?»
Во-вторых, каким образом мы (консультанты) исследуем смысл нашего переживания подобной работы?
(далее…)

Read Full Post »

статья Шоны Рассел, Мониры Рахман, Маргарет Райан и сотрудников Фонда помощи пострадавшим от кислотного насилия, опубликованная №№3-4 Международного журнала нарративной терапии и работы с сообществами за 2006 год.

перевод Оксаны Стольниковой под редакцией Дарьи Кутузовой


Фонд помощи пострадавшим от кислотного насилия расположен в Дхаке (Бангладеш). Он оказывает помощь людям, пострадавшим от кислотного насилия. Бангладеш занимает первое место в мире по числу случаев кислотного насилия. Эта форма насилия особенно ужасна и разрушительна, если кислоту выплеснули человеку в лицо для того, чтобы лишить его привлекательности. Кислотный ожог может стать причиной серьезных и необратимых физических дефектов, которые существенно подрывают чувство собственного достоинства; пострадавшие подвергаются маргинализации и  остракизму со стороны общества. Кислотное насилие является уголовным преступлением, но в большинстве случаев  преступник остается безнаказанным из-за неэффективной работы полиции и прокураторы и их нежелания заниматься такими делами.

Большинство из тех, кто обливает своих жертв кислотой, мужчины, а большинство жертв – женщины. Исследования, проведенные в Фонде помощи пострадавшим от кислотного насилия, позволили выделить несколько причин нападения на женщин, среди них: отказ от замужества или дальнейшего развития отношений, нежелание вступать в сексуальный контакт,  вопросы, связанные с приданым девушки и внутрисемейные разногласия из-за земли. Фонд обеспечивает людей, переживших кислотное насилие, медицинским уходом, консультативной помощью, правовой поддержкой и поддержкой в  социальной реинтеграции. Второе направление организационной работы фонда включает поиск способов прекращения кислотного насилия, в частности, множество открытых образовательных программ и общественных мероприятий.

(далее…)

Read Full Post »

Впервые опубликовано в журнале «Постнеклассическая психология» 2005, № 1(2) http://narrativepsy.narod.ru/num1-2005_118.html

НАРРАТИВНЫЙ ПОДХОД —
НЕ ТОЛЬКО В ТЕРАПИИ
Участники московского нарративного сообщества беседуют
с Джилл Фридман*

<В начале марта 2005 года Москву посетила Джилл Х.Фридман, соавтор (вместе с Джином Комбсом) достаточно известной в узких кругах книги «Конструирование иных реальностей» (оригинальное название — «Нарративная терапия»). Состоялись два тренинга (пятидневный интенсив и двухдневный тренинг по нарративной супружеской терапии), а также Джилл нашла время и возможность побеседовать с нами. Фрагменты этой беседы мы и публикуем здесь с ее разрешения.

(далее…)

Read Full Post »

статья Дарьи Кутузовой

«Выгоранием» в психологии называется состояние человека, характеризующееся эмоциональным и психическим истощением, развитием циничного, обесценивающего отношения к собственному труду и тем, кому этот труд призван помочь, а также ощущением падения собственной профессиональной эффективности. Изначально выгорание изучалось на примере представителей помогающих профессий, потом оно было обнаружено и в других профессиональных сферах.

Исследования выгорания показали, что оно наиболее характерно для изначально наиболее мотивированных, неравнодушных работников (те, кто сразу относится к работе наплевательски, от выгорания не страдают). Было обнаружено также, что опыт преодоления выгорания дает человеку своего рода «иммунитет»: если в начале своего профессионального развития человек пережил период выгорания, но не уволился с работы (и т.п.), а нашел какие-то ресурсы для восстановления жизненного баланса и возрождения энтузиазма, — в дальнейшем маловероятно, что у этого человека разовьется синдром выгорания. Люди, «иммунные» к выгоранию, очень увлечены своей работой и сами являются источником поддержки для своих коллег и тех, кто обращается к ним за помощью.

(далее…)

Read Full Post »