Feeds:
Записи
Комментарии

Posts Tagged ‘дискурс’

После долгого перерыва мы выкладываем в библиотеку небольшую серию публикаций. Это главы из книги Шоны Рассел и Мэгги Кэри «Нарративная практика в вопросах и ответах». Шона и Мэгги любезно предоставили нам разрешение на перевод и некоммерческое распространение этого текста. Перевод выполнен Дарьей Кутузовой, редактирование — Александрой Павловской. Мы благодарим Лену Ремневу за помощь в подготовке текста.

 

Глава шестая

Феминизм, терапия и нарративные идеи: исследуем некоторые не столь часто задаваемые вопросы

Этот материал был изначально опубликован в виде статьи во втором номере Международного журнала нарративной терапии и работы с сообществами за 2003 год.

В этой статье мы бы хотели рассмотреть некоторые не столь часто задаваемые вопросы о феминизме, терапии и нарративных идеях. Поэтому мы спросили у нескольких терапевтов, работающих в нарративном подходе, что для них значит феминизм, как он влияет на их работу и с какие феминистские идеи сейчас их интересуют. В результате у нас получилась очень энергичная и захватывающая дискуссия.

Многие из тех, к кому мы обращались, сказали, что им хотелось посвящать больше времени размыщлениям об этих вопросах. Некоторые ответили, что им жаль, что им нечасто доводится вести подобные беседы.

Соответственно, мы бы хотели пригласить всех читателей принять участие в длительном проекте, посвященном данным вопросам. В дальнейших изданиях Международного журнала нарративной терапии и работы с сообществами мы будем публиковать регулярную колонку о феминизме, терапии и нарративных идеях. В конце этой статьи мы перечислили несколько тем, мнения о которых мы бы хотели услышать от практиков. Мы надеемся, что нижеследующие вопросы и ответы вдохновят вас на дальнейшие раздумья. Будет здорово, если вы пришлете нам ваши мысли и идеи.

Но вначале начнем с вопросов, и первый вопрос, пожалуй, будет самым сложным…

Что такое феминизм?

  1. Что такое феминизм?

Когда мы собирали воедино этот материал, нам стало ясно, что слово «феминизм» для разных людей означает разные вещи. И так, конечно же, было всегда. В приложении к этой главе мы постарались перечислить некоторые направления феминизма, популярные в последние десятилетия. Они включают в себя «либеральный» феминизм, «радикальный» феминизм, «социалистический» феминизм, феминизм «темнокожих/коренных народов», постструктуралистский феминизм, французские феминизмы, и появившийся совсем недавно квир-феминизм.

Однако мы бы хотели начать эту часть статьи с цитат из ответов, полученных нами от различных респондентов о том, что для них значит феминизм.

  • Феминизм — это для меня главный фильтр, сквозь который я смотрю на дисбаланс власти в мире. Для некоторых женщин этот фильтр, сквозь который они видят мир, их главная форма анализа отношений власти — через культуру или расу. У других женщин таким фильтром может послужить сексуальность, сексуальные различия. Для меня, на самом деле, первое, на что я обращаю внимание — это гендер. Феминизм — это та призма, сквозь которую я пытаюсь понять другие отношения власти и мою ответственность по отношению к ним.

(далее…)

Read Full Post »

Нарративная медиация и дискурсивное позиционирование в ситуации конфликта в организации

Николай Кюре

Статья опубликована во втором номере электронного журнала Explorations: E-journal of narrative practice, 2010 г. http://www.dulwichcentre.com.au/explorations-2010-2-nikolaj-kure.pdf

Перевод Дарьи Кутузовой

Николай Кюре в сентябре 2008 г. защитил в Университете Aarhus в Дании диссертацию по теме «Нарративные средства в развитии организаций». Сейчас он преподает в Центре корпоративных коммуникаций в Университете Aarhus. Основные области его исследовательских интересов: развитие организаций, нарративные практики, разрешение конфликтных ситуаций, принятие решений в организациях. С Николаем можно связаться по электронной почте: nku@asb.dk

В данной статье я рассматриваю использование нарративных практик в сфере разрешения конфликтов в организациях. Основываясь на нарративном подходе к медиации, разработанном Джоном Уинслэйдом, Джеральдом Монком, Элисон Коттер и Сарой Кобб, я предлагаю концептуализировать организацию как иерархическое дискурсивное поле, придающее облик паттернам существующих в ней конфликтов. На основе этого я формулирую четыре цели работы нарративного медиатора, занимающегося разрешением конфликтов в организации: укрепление ощущения возможности, но не неизбежности тех или иных событий (contingency); экстернализация конфликта; обнаружение скрытого опыта в организации; и выстраивание альтернативных историй о взаимодействии в организации. В процессе вовлеченного исследования в одном датском учреждении здравоохранения, я реализую эти цели, применяя карту определения позиции (экстернализации проблемы) и работу с внешними свидетелями. Таким образом, новизна данной статьи состоит как в формулировании теории организационных конфликтов, так и в изложении опыта использования нарративных практик для их разрешения (примечание 1).

(далее…)

Read Full Post »

Чтобы с собственной историей можно было жить: дети, родители и психическое здоровье

Дэвид Денборо

статья, опубликованная в апрельском номере журнала «Контекст», 2010 год. Оригинал статьи можно посмотреть здесь: http://www.dulwichcentre.com.au/children-parents-mental-health-denborough.pdf

перевод Дарьи Кутузовой

У большинства людей есть родственники (близкие или дальние), в жизни которых присутствуют трагедия и мужество, сопровождающие серьезные проблемы психического здоровья. Эти боль и борьба известны и в моей семье. Очень трудно найти слова, чтобы выразить, как подобный опыт влияет на взаимоотношения в семье, на то, как родители и дети понимают жизнь. Ни одна история не может вместить всю сложность, плотно упакованную в словосочетание «психическая болезнь родителей».

(далее…)

Read Full Post »

Как вы можете заниматься этой работой?
Ответы на вопросы об опыте работы с женщинами, подвергавшимися в детстве сексуальному насилию
Сью Манн

статья, опубликованная в сборнике «Trauma: Narrative responses to traumatic experiences» (2006), ed. by D.Denborough, Dulwich Centre Publications, Adelaide, Australia

перевод Александры Бочавер под редакцией Дарьи Кутузовой
Введение
Когда я впервые услышала от женщины, с которой мы работали в связи с последствиями пережитого ею в детстве сексуального насилия, вопрос «как вы можете заниматься этой работой», он застал меня врасплох. Вопрос как будто подразумевал, что слушать о пережитом сексуальном насилии должно быть «тяжело» и угнетающе для меня, или это должно меня «подавлять» или «расстраивать». У меня было ощущение, что подразумевается, будто в моем переживании наших сессий нет места ни для чего, помимо «трудности» и «тяжести». С тех пор и другие женщины задавали мне этот вопрос. Иногда они дают мне понять, что осознают, что я от многих людей слышу рассказы о подобном. Им любопытно, что это значит для меня – целый день слушать истории женщин о пережитом насилии и его влиянии на их жизнь.

Поначалу я удивилась, когда поняла, что женщины, с которыми я встречаюсь, считают, что мои главные переживания от работы включают ощущение трудности, подавленность и/или «расстроенные чувства».
Это понимание поставило передо мной еще больше вопросов. Мне стало любопытно, думают ли женщины, что я почему-то должна ожесточиться, или стать необыкновенно умной, или оставаться профессионально беспристрастной, чтобы слушание этих историй не влияло на меня негативно? Мне было интересно, считают ли они, что находить способы не подвергаться влиянию рассказов о пережитом насилии – это часть этой работы? Эти размышления побудили меня внимательно рассмотреть  сложности, возникающие при ответе на вопрос «Как вы можете заниматься этой работой?» В этой статье исследуются некоторые из этих сложностей.

Мне бы хотелось рассмотреть два вопроса:

Во-первых, как я могу отвечать женщинам, когда они задают вопрос «Как вы можете заниматься этой работой?»
Во-вторых, каким образом мы (консультанты) исследуем смысл нашего переживания подобной работы?
(далее…)

Read Full Post »

Сара Уолтер и Мэгги Кэри

статья, опубликованная в журнале Context, October 2009, pp. 3-8

перевод Вадима Виниченко

статья любезно предоставлена для перевода и публикации на русском языке Сарой Уолтер, с разрешения издателя журнала Context

Введение

Как правило, люди стремятся к встрече с терапевтом потому, что они недовольны тем, что происходит в их жизни, и хотели бы изменить существующее положение дел.  Эта статья посвящена исследованию некоторых широких следствий для практики, вытекающих из представлений об идентичности, делающих акцент на различиях и возможностях, а также описанию связи этих представлений с целями и практикой нарративной терапии. В частности, в статье рассматривается то, каким образом идеи Жиля Делеза открывают возможности для терапевтической практики, ориентированной на поддержку наших собеседников в их движении от того, “как обстоят дела” к тому, как “дела могли бы обстоять”, движении от “бытия” к “становлению”.

(далее…)

Read Full Post »

материал подготовлен и предоставлен Ф.И.Барским

Начиная с 1970-х годов в сфере социальных наук стали проявляться тенденции к переосмыслению предмета, методов и метатеоретических оснований научного познания, получившие обобщенное название интерпретативного, или лингвистического, «поворота». Как один из аспектов изменения ориентации научного познания выделяют поворот нарративный , от слова «нарратив» (англ. narrative – история, или рассказ). Хотя психология в основном осталась вне потока активных изменений, происходящих в таких социальных науках, как история, антропология, социология, экономика и юриспруденция, с середины 1980-х годов исследователи и практики стали обращаться к понятию нарратива с различных сторон: как к одной из форм дискурса, образующей особый «нарративный» тип мышления (Bruner, 1986), как к общей метатеоретической парадигме (Sarbin, 1986 / Сарбин, 2004), как к основе идентичности человека в модернистском обществе (McAdams, 1985) и как к метафоре для практической работы (White & Epston, 1990).

(далее…)

Read Full Post »

Лига «Деконструкция аддикции»

Статья Энтони К.

(выступление на одной из нарративных конференций)

Чтобы почтить традицию анонимности в «Анонимных Алкоголиках», подразумевающую, что члены этой организации сохраняют личную анонимность на уровне публикаций в прессе, выступлений по радио и в фильмах, Энтони решил не публиковать свою фамилию. Энтони К. живет во Флориде, США, он основатель Лиги «Деконструкция Аддикции». Информация о данной Лиге, а также некоторое количество значимых для понимания работы этой Лиги статей могут быть найдены на сайте Далвич-центра: http://www.dulwichcentre.com.au. С Энтони можно связаться через Далвич-центр.)

перевод Дарьи Кутузовой

Прежде, чем я начну, я бы хотел почтить  тех из вас, читатели этой статьи, чьи жизни были затронуты избыточным потреблением психоактивных веществ и/или аддикцией. Очень много страдания и утрат прямо или косвенно связано с использованием психоактивных веществ, и в любой аудитории, где бы мы ни находились, высока вероятность, что жизнь хотя бы некоторых из нас была затронута этими проблемами.

Практика «возвращения»

Несколько лет назад я крайне нуждался в том, чтобы пересмотреть мои отношения с психоактивными веществами… Я позвонил  в Далвич-центр и мне позвали к телефону Дэвида Денборо. Я рассказал Дэвиду, что я попал, у меня в жизни полный …тупик, ею владеют наркотики, и я ищу какой-то ресурс, который помог бы понять, как я могу использовать нарративные практики, чтобы вернуть себе свою жизнь. Дэвид очень внимательно выслушал меня  и рассказал мне о последних достижениях в сфере нарративной практики — потому что прошли годы  с тех пор, как я побывал на последнем семинаре с Майклом Уайтом.

(далее…)

Read Full Post »

Older Posts »