Feeds:
Записи
Комментарии

Posts Tagged ‘ЛГБТ’

Соприкосновение жизней общими темами:  нарративная групповая терапия в формате работы с внешними свидетелями

Кристофер Бехан

Эта статья впервые была опубликована в специальном номере журнала «Геккон: журнал деконструкции нарративных идей в терапевтической практике», специальный выпуск «Рефлективные команды»,1999, №2

перевод Дарьи Кутузовой

В этой статье я рассказываю об опыте проведения группы поддержки для мужчин-геев на протяжении последних шести лет в контексте моей практики в Семейном институте штата Мэн (США).  Соответственно, многие из идей, которые здесь будут перечислены, имеют  наибольшее отношение к работе именно с этими людьми. Однако я постараюсь также предложить некоторые идеи, полезные, надеюсь, для любого практика, решившего проводить группу — терапевтическую или группу поддержки — в нарративном подходе. Я считаю, что о нарративной групповой терапии  написано недостаточно. Я надеюсь, что другие люди добавят к этому корпусу знаний, умений и практик свою лепту.

Изучая нарративную терапию и работая в этом подходе, я пришел к убеждению, что в центре этой работы лежит идея церемонии признания самоопределения, предложенная Барбарой Майерхоф (Myerhoff, 1978) и развитая Майклом Уайтом (White, 1995). Оба автора говорят о том, что аутентичность является результатом социального процесса, в котором признаются заявления человека о его предпочитаемой идентичности. В контексте церемонии признания самоопределения истории жизни людей объединяются вокруг общих убеждений, добровольно взятых на себя обязательств и целей. Уайт в 1995 г. описал, каким образом методика рефлективной команды может применяться для объединения жизней вокруг общих тем. Я бы хотел описать, каким образом использование терапевтических групп в качестве рефлективных команд может способствовать более насыщенному описанию жизни членов группы. В этих группах рефлективная команда состоит из равных, из участников, а не из профессионалов-психотерапевтов, что было наиболее распространенным до недавнего времени. Таким образом, терапевтическая группа становится одновременно рефлективной командой и сообществом поддержки, сообществом заботы (Madigan & Epston, 1995).

(далее…)

Реклама

Read Full Post »

обзор, опубликованный в первом номере журнала «Постнеклассическая психология» в 2005 г.

Кутузова Д.А.

В обзоре представлены теоретические и эмпирические исследования процесса образования и существования семьи в современном обществе, выполненные в русле подхода социального конструкционизма. В отличие от традиционно принятых в психологии и социологии структурно-функциональных определений, социальный конструкционизм подчеркивает процессуальный аспект жизни семьи. Представление о семье конструируется людьми с учетом условий времени, места и социального контекста. Основными аспектами того, что означает «быть семьей», с точки зрения Л.Беллы являются Длительность, Забота и «общее домашнее пространство». Эмпирические работы посвящены особенностям семейной жизни в студенческом городке, в семьях, состоящих из бабушек и внуков, а также в домах престарелых.

Ключевые слова: семья, социальный конструкционизм, фамилизм, маргинализация, отношения, процесс.

(далее…)

Read Full Post »

это третья (и последняя) часть перевода статьи Майкла Уайта «Нарративная практика, работа с парами и растворение конфликта», опубликованной в сборнике «Нарративная практика и остранение привычного» (Narrative Practice and Exotic Lives, 2004, Dulwich Centre Publications)

перевод Дарьи Кутузовой

первая часть статьи — здесь, вторая — тут

***

Подготовив таким образом почву для репозиционирования Пирса, я спросил его, готов ли он к следующей задаче.

М: Пирс, как ты думаешь, сможешь ты сейчас занять позицию дяди Дэвида, когда будешь слушать мою беседу с Барри?

Пирс: Конечно. Я постараюсь. Только объясни мне чуть поподробнее, что мне делать.

М: Окей. Идея в том, что ты будешь стараться слушать мою беседу с Барри так, как ты представляешь, мог бы слушать дядя Дэвид, если бы он присутствовал здесь вместе с нами. То есть твоя задача – присутствовать и быть в контакте с теми умениями дяди Дэвида давать принятие и поддержку, которые ты описал. А также с теми ценностями и убеждениями, которыми дядя Дэвид руководствуется. При этом тебе придется отстраниться от твоей позиции спутника жизни Барри на время нашего разговора. Я предполагаю, что в результате ты сможешь услышать нечто такое, чего бы ты иначе не услышал, и откликнуться так, как обычно не представляется возможным. Я верю, что это даст тебе возможность достичь чего-то важного в отношениях с Барри, чего иначе не получается достичь – с обычной позиции Пирса.

Пирс: Хорошо. Буду стараться. Готов, по крайней мере, попробовать.

(далее…)

Read Full Post »

продолжение перевода статьи Майкла Уайта «Нарративная практика, работа с парами и растворение конфликта», опубликованной в сборнике «Нарративная практика и остранение привычного» (Narrative Practice and Exotic Lives, 2004, Dulwich Centre Publications)

перевод Дарьи Кутузовой

первая часть статьи — здесь

Церемония признания самоопределения

Церемония признания самоопределения (definitional ceremony) – это структура работы, специфичная именно для нарративной практики. Я позаимствовал термин «церемония признания самоопределения» из работ культур-антрополога Барбары Майерхоф (Myerhoff, 1982, 1986). Она использовала эту метафору, описывая проекты идентичности сообщества пожилых евреев в Венисе (Venice), пригороде Лос-Анджелеса. О значимости этой метафоры и структуры этих проектов идентичности для терапевтической практики я уже написал довольно много (см., к примеру, White 1995, 1997, 1999). Поэтому я здесь буду краток, и начну с цитаты из статьи «Еще один взгляд на работу рефлексивных команд как церемонию признания самоопределения» (White, 1999):

(далее…)

Read Full Post »

фрагмент статьи Эсбена Эстер Пирелли Бенестад «Гендерная принадлежность: дети, подростки, взрослые и роль терапевта», опубликованной в сборнике «Консультирование необычных: Нарративный подход и квир-сообщество» (Queer counselling and Narrative therapy, 2002, ed. by David Denborough, Dulwich Centre Publications, Adelaide, Australia)

перевод Дарьи Кутузовой


Для некоторых детей этот мир – как чужая страна, где кругом непонятные слова и странные обычаи. Как бы они не старались соответствовать этим непостижимым «законам природы», у них все равно не выходит.

Введение

фото Наталии Савельевой

фото Наталии Савельевой

Для того, чтобы воплотить в жизнь свои убеждения, касающиеся гендера (или гендеров), многие взрослые люди покидают семью, друзей, учебу, работу. Они хотят жить в контексте, соответствующем тому собственному гендеру, который они переживают в опыте. За отказ от того, чем обладаешь, ради того, чтобы стать самим собой, приходится платить огромную цену. Но для некоторых людей – это единственная возможность быть хоть в какой-то степени счастливыми. Чем младше человек, тем труднее ему или ей вырваться из жизненных условий, не готовых принять его, как есть. Обычно бывает так, что дети и подростки зависят от значимых взрослых, чтобы выжить. И если ребенок или подросток демонстрирует свой гендер каким-то образом, внушающим тревогу и опасение родным и близким, то тогда возникают очень специфические проблемы.

Я врач-сексолог, семейный психотерапевт. Я открыто признаю, что я бигендер. Это положение в норвежском обществе дало мне возможность услышать множество историй. Родители и специалисты по детскому развитию рассказывали мне, что довольно большое количество детей в тот или иной момент демонстрируют «кросс-гендерное» поведение. Чаще всего, как я понимаю, это воспринимается как детская игра, экспериментирование со способами самовыражения, принятыми взрослыми, — и потому не считается проблемой. Чем дольше длится кросс-гендерное поведение, чем больше областей жизни оно затрагивает, тем больше вероятность, что родители и/или прочие значимые другие начнут беспокоиться о будущем ребенка, и в частности, о его психическом здоровье.

(далее…)

Read Full Post »

Из статьи Дафны Хьюсон
«Гетеросексуальное доминирование в мире психотерапии?»

опубликованной в сборнике «Консультирование необычных пар и семей» («Queer Counselling», 2002, ed. by David Denborough, Dulwich Centre Publications, Adelaide, Australia).

(перевод Дарьи Кутузовой)

Опросник гетеросексуальности

фотография сделана Дарьей Кутузовой

фотография сделана Дарьей Кутузовой

Если вы рассказываете кому-то, что вы – гей или лесбиянка, вам, скорее всего, зададут «из благих побуждений» целый ряд вопросов. Я объединила такие вопросы в список. О некоторых из этих вопросов мне рассказали мои клиенты (а вопросы были им заданы другими психотерапевтами). Вначале я хотела привести здесь этот список вопросов, как он есть, снабдив его комментариями о тех убеждениях, которые лежат в основе этих вопросов и о том, насколько подобные вопросы неприятны для геев и лесбиянок. Но эти комментарии стали похожи на ханжескую проповедь, поэтому я просто взяла и «перевернула» вопросы. Представьте себе, что эти вопросы заданы человеку с гетеросексуальной ориентацией – их задает психотерапевт, друг или родственник, — и у вас возникнут ваши собственные комментарии.

  1. Когда вы осознали, что гетеросексуальны?
  2. Как вы это поняли?
  3. Вы уверены? Вы точно знаете, что это не преходящая фаза?
  4. Пытались ли вы бороться с этими побуждениями?
  5. Обращались ли вы за помощью, чтобы справиться с этим (я слышала, что электрошоковая терапия действительно помогает, если человек хорошо замотивирован на излечение)?
  6. Не пережили ли вы в детстве сексуальное насилие?
  7. Не кажется ли вам, что ваша гетеросексуальность возникла вследствие того, что вы ходили в школу, где совместно обучались мальчики и девочки?
  8. Может быть, у вас в прошлом не сложились гомосексуальные отношения?
  9. А в вашей семье есть ещё гетеросексуалы?
  10. Обеспечиваете ли вы своим детям хорошую ролевую модель гомосексуальной семьи?
  11. Что конкретно вы делаете в постели?
  12. Пусть вы и гетеросексуал, но не считаете ли вы, что для вашей семьи было бы лучше, если бы вы жили жизнью нормального гомосексуального человека?
  13. Вы понимаете, что, несмотря на вашу гетеросексуальность, я все равно вас люблю и считаю вас нормальным?
  14. Я могу принять то, что вы гетеросексуальны, но, может быть, вашей маме все-таки лучше об этом не сообщать?
  15. Дорогая, мы будем рады видеть тебя и детей дома на Рождество, только, пожалуйста, не приводи этого своего мужчину… (для мужчин, соответственно, «женщину»)
  16. Мы рады, если вы у нас переночуете, но ты же понимаешь, мы не можем поселить вас в одной комнате…
  17. Почему вы тычете всем в нос свою гетеросексуальность – держитесь на улице за руки!!!
  18. Вопрос гетеросексуальным мужчинам: Ты феминист? Вопрос гетеросексуальным женщинам: Ты считаешь, что женщины хуже, чем мужчины?
  19. Может быть, мама (для женщин – папа) игнорировал(а) тебя в детстве, и поэтому тебе теперь нужна женщина (мужчина), чтобы она была тебе, взрослому(-ой), матерью (отцом)?
  20. Все, что тебе нужно, это встретить хорошего человека своего пола. Почему бы тебе не попробовать?»

Публикация подготовлена на основе материалов, любезно предоставленных издательством Dulwich Centre Publications

.

Read Full Post »