Feeds:
Записи
Комментарии

Posts Tagged ‘лоррейн хедтке’

фото Дарьи Кутузовой

По просьбе Дарьи Кутузовой и Марины Бялик своим опытом и рекомендациями поделились Лоррейн Хедтке и Линда Моксли-Хэгерт, работающие в хосписах в США и Канаде.

Лоррейн Хедтке

Общие идеи:
•    Наши жизни — это истории, в них мы определяем себя, в них мы чувствуем сопричастность с другими.
•    Наши истории гораздо более прочны и долговечны, чем наши тела. После смерти тела истории могут жить еще много лет.
•    Наши истории — источник сил для нас самих и для тех, кто нас любит.
•    Дети, которым предстоит умереть, хотят, чтобы их помнили.
•    Дети хотят знать, что их близкие с этим справятся.
•    Дети хотят знать, что они не являются бременем для близких, когда заболевают или оказываются в больнице.
•    Иногда дети сочиняют у себя в голове что-то безумное о том, что с ними происходит.
•    Иногда дети хотят поговорить о чем-то еще, помимо того, что происходит с их телами. Они хотят поговорить об обычных детских занятиях.
•    Дети хотят, чтобы на их вопросы отвечали честно.
(далее…)

Read Full Post »

обзор книги Лоррейн Хедтке и Джона Уинслэйда
L.Hedtke & J.Winslade. (2004). Re-Membering Lives: Conversations with the dying and the bereaved. Amityville, New York: Baywood Publishing Company.
Обзор выполнен Д.А.Кутузовой

angels1Как говорить с человеком, который умирает? Как помочь тем, кто потерял близкого, в их горе? Центральной идеей в книге Лоррейн Хедтке и Джона Уинслэйда «Вспоминая, поддерживаем жизнь» (Re-membering Lives ) является представление о re-membering: разговорах и ритуалах, позволяющих помнить хорошее влияние человека на нас, его вклад в нашу жизнь (и наш вклад в его жизнь, а как же иначе), — и предоставить человеку достойное место и подобающий статус в нашем «жизненном клубе».

Смерть вовсе не обязательно должна разрывать и сводить на нет существующие между людьми отношения любви. Придерживаясь нарративной метафоры, мы можем рассказать историю о смерти очень по-разному, продуцируя отличающиеся смыслы. Помогая людям, которые умирают, или тем, у кого умер близкий человек, мы ставим себе задачу обеспечить людям контакт с нарративами, дающими максимум смысла и утешения, задающими основу для предпочитаемого переживания.

Метафора «жизненного клуба» Представление о re-membering опирается на метафору членства (membership), разработанную Барбарой Майерхоф (Myerhoff, 1978, 1982, 1986) и Майклом Уайтом (White, 1989) для описания «клуба значимых других» в жизни человека. Мы все рождаемся в такой клуб, и на протяжении жизни кого-то в него добавляем, а кого-то, бывает, что и вычеркиваем. Жизненный клуб человека является отправной точкой для выстраивания его идентичности. Во взаимоотношениях между человеком и другими членами его жизненного клуба происходит предложение и принятие позиций идентичности, избранные идентификации подтверждаются и признаются аутентичными. С этой точки зрения, идентичность является побочным продуктом множества диалогов с теми, кто подтверждает или отвергает наши заявления о том, кем мы являемся (McNamee & Gergen, 1999).

Жизненный клуб сформирован из взаимоотношений взаимного признания аутентичности. Этот клуб является значимым дискурсивным сообществом, к которому мы обращаемся, когда хотим осмыслить то или иное событие. Таким образом, как утверждают Л.Хедтке и Дж.Уинслэйд, смысл жизни человека создается и располагается в этом жизненном клубе. Разные члены клуба обладают различным статусом, кто-то занимает более привилегированное положение, кто-то – менее. Некоторые люди настолько важны для нас, что мы присваиваем им пожизненный статус почетных членов нашего клуба. Однако присвоение высокого статуса человеку не означает, что он не сможет быть при определенных обстоятельствах этого статуса лишен. Люди могут поссориться, развестись, человек может предать или жестоко обойтись с нами, и тогда его статус в жизненном клубе может быть пересмотрен.

(далее…)

Read Full Post »

Лоррейн Хедтке

Эта статья была впервые опубликована в журнале Gecko: A journal of deconstruction and narrative ideas in therapeutic practice (2000 #2).

оригинал здесь: http://www.dulwichcentre.com.au/lorrainearticle.htm
перевод Дарьи Кутузовой

Я клинический социальный работник, семейный терапевт. Работаю в хосписе, и это значит — сижу подле людей до их последнего вздоха, присутствую рядом с членами семьи, когда умирает их близкий человек. Моя работа научила меня глубокому почтению к людям, я высоко ценю их мужество и способность преодолевать трудности. Не всем в рамках их работы выпадает такая честь… и в результате я стала думать о смерти и умирании несколько иначе, чем об этом пишут в популярной литературе.

Когда человек умирает, отношения на этом не  заканчиваются. Когда мы воспринимаем смерть не как нечто финальное и окончательное, а как приглашение трансформировать наши отношения с близким человеком, который умирает, — мы вырываемся из пут модернистского подхода, внушающего нам, что мы должны «пережить» горе и «двигаться дальше». Несмотря на то, что нас учат, каким образом человек, потерявший близкого, должен «правильно» горевать и вести себя, иногда попытки «отпустить» ушедшего причиняют вред тем, кто остается жить.

В данной статье я рассмотрю, каким образом нарративная и социально-конструкционистская точка зрения, будучи приложены к переживаниям горя и утраты, расширяют диапазон доступных возможностей. В качестве иллюстрации к тому, как возможно иначе думать о смерти, я расскажу историю об одной замечательной женщине и ее пути. В эту историю я вплету свои комментарии о том, как истории и чувство близости и сопричастности могут расти и развиваться после смерти человека. Я надеюсь, что этот текст приведет к размышлениям и обсуждениям: как мы можем способствовать формированию новых дискурсов в отношении смерти и горя. Я напишу о том, как использовать нарративный подход, чтобы укреплять взаимоотношения и истории любви в период умирания и после смерти близкого человека.

(далее…)

Read Full Post »