Feeds:
Записи
Комментарии

Posts Tagged ‘подотчетность’

это третья часть статьи Уильяма Мэдсена «Нарративный подход и оформление документации при работе в учреждениях», опубликованной во втором номере Международного журнала нарративной терапии и работы с сообществами за 2007 год

перевод Дарьи Кутузовой

первая часть, про составление диагностического заключения, выложена здесь,

вторая часть, про составление плана работы психолога — тут


Переосмысление документации, связанной с завершением терапии

Во многих учреждениях специалистов заставляют писать ежеквартальный отчет, а по окончании предоставления услуг клиенту — отчет о проведенной работе. Процесс пересмотра и оценки, сопровождающий написание этих отчетов, может быть связан с полезной рефлексией и «собиранием воедино» итогов работы. Традиционно процесс завершения терапии организуется вокруг метафоры утраты, в рамках которой подразумевается, что завершение терапии – это болезненный процесс, при котором всплывают иные нерешенные проблемы. Эта метафора побуждает уделять внимание тому, как именно клиент переживает горе в связи с завершением терапии и утратой терапевтических отношений, и как это вписывается в контекст других незавершенных процессов горевания в его жизни. Хотя очень важно признавать значимость терапевтических отношений для многих клиентов и чувство утраты, часто возникающее при расставаниях, если мы будем полагаться только на эту метафору, мы рискуем начать думать, что терапевтические отношения важнее любых иных отношений в жизни клиента; при этом мы начинаем слишком узко понимать «помощь» и можем упустить из виду целительный потенциал, имеющийся в естественном социальном окружении клиентов.

Мы также можем рассматривать процесс завершения терапии в рамках метафоры ритуала перехода, как повод отпраздновать вхождение в новую идентичность. Тогда завершение терапии меньше связано с ориентацией в прошлое и расставанием, а больше – с трансформацией, с переходом к будущему, сопровождаемым пересмотром проделанной работы. Дэвид Эпстон и Майкл Уайт ( 1995) предложили набор вопросов, которые можно задавать клиентам на специальной встрече, чтобы озвучить и документировать знания, обретенные в ходе терапии, и совершённые в соответствии с этими знаниями поступки.

(далее…)

Реклама

Read Full Post »

Лига «Деконструкция аддикции»

Статья Энтони К.

(выступление на одной из нарративных конференций)

Чтобы почтить традицию анонимности в «Анонимных Алкоголиках», подразумевающую, что члены этой организации сохраняют личную анонимность на уровне публикаций в прессе, выступлений по радио и в фильмах, Энтони решил не публиковать свою фамилию. Энтони К. живет во Флориде, США, он основатель Лиги «Деконструкция Аддикции». Информация о данной Лиге, а также некоторое количество значимых для понимания работы этой Лиги статей могут быть найдены на сайте Далвич-центра: http://www.dulwichcentre.com.au. С Энтони можно связаться через Далвич-центр.)

перевод Дарьи Кутузовой

Прежде, чем я начну, я бы хотел почтить  тех из вас, читатели этой статьи, чьи жизни были затронуты избыточным потреблением психоактивных веществ и/или аддикцией. Очень много страдания и утрат прямо или косвенно связано с использованием психоактивных веществ, и в любой аудитории, где бы мы ни находились, высока вероятность, что жизнь хотя бы некоторых из нас была затронута этими проблемами.

Практика «возвращения»

Несколько лет назад я крайне нуждался в том, чтобы пересмотреть мои отношения с психоактивными веществами… Я позвонил  в Далвич-центр и мне позвали к телефону Дэвида Денборо. Я рассказал Дэвиду, что я попал, у меня в жизни полный …тупик, ею владеют наркотики, и я ищу какой-то ресурс, который помог бы понять, как я могу использовать нарративные практики, чтобы вернуть себе свою жизнь. Дэвид очень внимательно выслушал меня  и рассказал мне о последних достижениях в сфере нарративной практики — потому что прошли годы  с тех пор, как я побывал на последнем семинаре с Майклом Уайтом.

(далее…)

Read Full Post »

Конспект статьи Джейн Спиди «Вклад нарративных идей и письменных практик в терапию», опубликованной в сборнике Writing Cures: An introductory handbook of writing in counselling and therapy (2004), стр. 25-34.

подготовлен Дарьей Кутузовой

Нарративная терапия корнями своими уходит в нарратологию, постструктурализм и теорию литературы, и во многом пользуется языком этих традиций. При этом человек и его способность влиять на собственную жизнь размещается в контексте социальных и политических дискурсов, культурно-исторических условий и местного, локального знания. В таких обстоятельствах формулирование неких «альтернативных» историй может рассматриваться как акт чрезвычайный, заслуживающий письменного запечатления для того, чтобы можно было его в полной мере «ухватить» и включить в жизнь. При этом в новых историях для человека как деятеля задается новая позиция.

Письменное слово в современной западной культуре оказывается более влиятельным, нежели устное, и нарративный подход бросает вызов представлениям о том, что «психотерапия – это в первую очередь разговоры». Записывание и перечитывание – это дополнительные итерации, каждая из которых способствует следующему «раунду» смыслопорождения. Письменный текст становится напоминанием о том, как менялись и трансформировались истории с течением времени. При этом неумение клиента читать не является препятствием. В таком случае важным оказывается сам факт запечатления слов и передачи получившегося документа настоящему автору истории.

По мнению Джейн Спиди, очень существенный вклад нарративного подхода в письменные терапевтические практики состоит в том, каким образом и для чего терапевты ведут записи.

(далее…)

Read Full Post »

Понятие ответственности, подотчетности (accountability), в нарративном подходе в основном связано с темой осознавания и преодоления несправедливости. Ответственность (подотчетность) дает представителям доминирующего большинства информацию, необходимую для того, чтобы противостоять практикам притеснения, имплицитно присутствующим в их собственной культуре. Очень часто представители доминирующего большинства совершенно не осознают эти практики притеснения. Они привыкли быть смысловым центром собственного мира, и все окружающее они видят и понимают в терминах своих собственных нужд.В основе подотчетности лежит представление о том, что судить о наличии или отсутствии несправедливости могут именно те, кто не принадлежит к доминирующей группе. Для того, чтобы подотчетность была возможна, представители доминирующей группы должны принять на себя обязательства делать все, что в их силах, чтобы понять точку зрения маргинализованной группы.

12010203qПодотчетность может быть партнерской или иерархической. Во многих организациях подотчетность понимается иерархически – сотрудники отчитываются за качество своей работы перед начальством (по административной или по профессиональной линии). Здесь очевидно, кто обладает большей властью, а кто – меньшей, и в этих отношениях подотчетности явно присутствует угроза. Начальник становится человеком, у которого есть доступ к «истинной» информации, — экспертом. Подотчетность в таком случае превращается в ожидание и страх оценки, вынесения неблагоприятного суждения.

Партнерская подотчетность – это ответственность не перед теми, кто «наверху», а перед теми, ради кого и вместе с кем делается та или иная работа. Цель и смысл партнерской подотчетности – искреннее желание со стороны доминирующей группы (или отдельных ее представителей) изменить свою позицию и практики в сторону равноправия с маргинализованной группой. При этом имеющийся дисбаланс власти не игнорируется, а учитывается таким образом, чтобы представители доминирующей группы признали осуществляемые ими практики притеснения.

(далее…)

Read Full Post »