Feeds:
Записи
Комментарии

Posts Tagged ‘предпочитаемая история’

Формирование способности влиять на собственную жизнь в ситуации городской трагедии: исследование случая нарративного консультирования

Томас Пауэр

Оригинал статьи опубликован здесь: http://www.dulwichcentre.com.au/explorations-2009-1-thomas-power.pdf
Перевод Дарьи Кутузовой

tpowerТомас Пауэр работает школьным психологом в начальной школе в Южной Калифорнии, США. Ему можно написать по электронной почте : tompower007@hotmail.com

В этой статье я описываю отношения нарративного консультирования с подростком, находящемся на поселении после пребывания в колонии для несовершеннолетних, где я работал консультантом по жизненным навыкам. В рамках проблемной истории он рассказывал о том, как подвергался сексуальным домогательствам; как родители заставили его смотреть, как отчим насиловал его брата; как убежал из дома и жил на улице; как был вовлечен в употребление и продажу наркотиков (именно последнее и привело его в колонию для несовершеннолетних). Для того, чтобы отделить Тре от его проблемной истории, использовался «экстернализующий» язык. Далее, мы обсудили воздействие этой проблемной истории на различные области его жизни. Я искал противоречия внутри проблемной истории, чтобы помочь ему перейти к предпочитаемой истории. То, что он сдал выпускные экзамены из школы; то, что у него были вербальные умения, позволявшие избежать драк; его интерес к изобразительному искусству и музыке – все это стало мостом к его новой предпочитаемой истории. Мы сейчас не поддерживаем контакт, но последний раз, когда я общался с ним, у него была работа, приносившая хороший доход, и он посещал занятия в вечернем колледже.

(далее…)

Read Full Post »

(отчет Дарьи Кутузовой о проведении групп «Что такое хороший вопрос в нарративной практике?» в Санкт-Петербурге и Москве)

Двенадцатого сентября в Питере и пятнадцатого сентября в Москве прошли 3,5-часовые группы «Что такое хороший вопрос». Присутствовало в сумме 18 человек. В начале каждой встречи я рассказывала о том, что задача нарративного практика — это помощь человеку, обратившемуся на консультацию, в создании насыщенного описания его предпочитаемой истории (я объясняла отличия «насыщенного» описания от «бедного», и подчиненной предпочитаемой истории от доминирующей проблемной). Далее я напомнила участникам об основных техниках нарративного подхода, в рамках которых происходит задавание вопросов, т.е. об экстернализации, пересочинении (с акцентом на «сшивание» ландшафтов действия и сознания), восстановлении участия, свидетельском отклике и «отсутствующем, но подразумеваемом». После такого очень краткого введения в нарративный подход мы начинали тренироваться.

Работали мы в следующем режиме: рассказчик рассказывал короткую историю в течение примерно 5 минут; далее в течение 3 минут все участники формулировали вопросы; затем все желающие по очереди озвучивали вопросы, а рассказчик и ведущий давали обратную связь по тому, насколько тот или иной вопрос являлся «хорошим». Далее, если было время, рассказчик мог выбрать один из предложенных ему вопросов и ответить на него в течение 5 минут, после чего цикл повторялся.

(далее…)

Read Full Post »

Лига «Деконструкция аддикции»

Статья Энтони К.

(выступление на одной из нарративных конференций)

Чтобы почтить традицию анонимности в «Анонимных Алкоголиках», подразумевающую, что члены этой организации сохраняют личную анонимность на уровне публикаций в прессе, выступлений по радио и в фильмах, Энтони решил не публиковать свою фамилию. Энтони К. живет во Флориде, США, он основатель Лиги «Деконструкция Аддикции». Информация о данной Лиге, а также некоторое количество значимых для понимания работы этой Лиги статей могут быть найдены на сайте Далвич-центра: http://www.dulwichcentre.com.au. С Энтони можно связаться через Далвич-центр.)

перевод Дарьи Кутузовой

Прежде, чем я начну, я бы хотел почтить  тех из вас, читатели этой статьи, чьи жизни были затронуты избыточным потреблением психоактивных веществ и/или аддикцией. Очень много страдания и утрат прямо или косвенно связано с использованием психоактивных веществ, и в любой аудитории, где бы мы ни находились, высока вероятность, что жизнь хотя бы некоторых из нас была затронута этими проблемами.

Практика «возвращения»

Несколько лет назад я крайне нуждался в том, чтобы пересмотреть мои отношения с психоактивными веществами… Я позвонил  в Далвич-центр и мне позвали к телефону Дэвида Денборо. Я рассказал Дэвиду, что я попал, у меня в жизни полный …тупик, ею владеют наркотики, и я ищу какой-то ресурс, который помог бы понять, как я могу использовать нарративные практики, чтобы вернуть себе свою жизнь. Дэвид очень внимательно выслушал меня  и рассказал мне о последних достижениях в сфере нарративной практики — потому что прошли годы  с тех пор, как я побывал на последнем семинаре с Майклом Уайтом.

(далее…)

Read Full Post »

Конспект статьи Джейн Спиди «Вклад нарративных идей и письменных практик в терапию», опубликованной в сборнике Writing Cures: An introductory handbook of writing in counselling and therapy (2004), стр. 25-34.

подготовлен Дарьей Кутузовой

Нарративная терапия корнями своими уходит в нарратологию, постструктурализм и теорию литературы, и во многом пользуется языком этих традиций. При этом человек и его способность влиять на собственную жизнь размещается в контексте социальных и политических дискурсов, культурно-исторических условий и местного, локального знания. В таких обстоятельствах формулирование неких «альтернативных» историй может рассматриваться как акт чрезвычайный, заслуживающий письменного запечатления для того, чтобы можно было его в полной мере «ухватить» и включить в жизнь. При этом в новых историях для человека как деятеля задается новая позиция.

Письменное слово в современной западной культуре оказывается более влиятельным, нежели устное, и нарративный подход бросает вызов представлениям о том, что «психотерапия – это в первую очередь разговоры». Записывание и перечитывание – это дополнительные итерации, каждая из которых способствует следующему «раунду» смыслопорождения. Письменный текст становится напоминанием о том, как менялись и трансформировались истории с течением времени. При этом неумение клиента читать не является препятствием. В таком случае важным оказывается сам факт запечатления слов и передачи получившегося документа настоящему автору истории.

По мнению Джейн Спиди, очень существенный вклад нарративного подхода в письменные терапевтические практики состоит в том, каким образом и для чего терапевты ведут записи.

(далее…)

Read Full Post »

продолжение статьи Мэри Сайкс Уайли
начало и выходные данные здесь

thumb31Психиатры со всех сторон критикуют Уайта за то, что вместо того, чтобы помогать людям «присвоить» и «интегрировать» голоса, признать, что это часть их личности, он «поощряет галлюцинации», что совсем не способствует тому, чтобы люди брали на себя ответственность за «придумывание» этих голосов. Уайт не принимает такую критику — потому что не разделяет тех положений, на которых она основывается: что каждый человек с рождения экипирован одним-единственным целостным ядром личности, и это ядро — центр и источник любого смыслообразования.

Люди, заявляющие, что слышат деспотичные голоса, доносящиеся «откуда-то извне», нарушают все «культурные предписания». Эти люди своим существованием противоречат «опоре на самого себя», «самодостаточности», «самообладанию», «самоопределению», «самоконтролю», — всему тому, что в нашей культуре считается обязательными характеристиками «здорового развития личности». Подобный взгляд, согласно Уайту, — это не объективное представление реальности, а, скорее, предписание современной культурой того, какими людям следует быть, которое неявным образом обесценивает и осуждает всех тех, кто «не дотягивает» до этого предписания, «не соответствует» ему.
«Наша работа, — заявляет Уайт, — направлена не на то, чтобы люди «открывали свою подлинную природу», не на то, чтобы они «находили себя, свой истинный голос». Она направлена на то, чтобы люди обретали возможности становиться иными по сравнению с тем, кто они сейчас».

(далее…)

Read Full Post »

ntcw

статья Дарьи Кутузовой

Нарративный (от лат. narrare – повествовать, рассказывать) подход – одно из самых молодых, бурно развивающихся направлений в сфере терапии и работы с сообществами. При переводе на русский язык мы сохраняем термин «нарративный» (а не «повествовательный», например), чтобы отличить этот подход от других направлений, ориентированных на работу с историями (М.Эриксон, Н.Пезешкиан, сказкотерапия и пр.), — а также для того, чтобы представителям международного нарративного сообщества было проще узнавать друг друга.

Нарративный подход возник на рубеже 70-80 годов прошлого века в ходе сотрудничества австралийца Майкла Уайта и новозеландца Дэвида Эпстона.

(далее…)

Read Full Post »

фрагмент обзора, подготовленного Дарьей Кутузовой и опубликованного в журнале «Психолог в школе». В основу данного фрагмента легли материалы Далвич-центра и книга Джона Уинслэйда и Джеральда Монка «Нарративное консультирование в школе»

Нарративный подход является очень эффективным для работы с ситуациями травли, так как предлагает техники работы как с пострадавшим, так и с обидчиком, так и со свидетелями.  Описание нарративной работы с травлей, которое будет приведено ниже, служит в первую очередь для того, чтобы у читателя возникло представление о том, что представляет собой этот способ работы, и появились собственные творческие идеи.

Работа с пострадавшими

Когда мы работаем с теми, кто страдает от травли и жестокости сверстников в школе, беседа может быть сосредоточена на том, каким образом в подобных ситуациях реализуется дисбаланс власти и каковы его последствия. Можно помочь детям и подросткам заметить интернализующий эффект травли – как она подрывает веру человека в себя и вызывает страх, вину и самообвинение. После этого в центре беседы оказывается пересочинение идентичности и отношений – чтобы ребенок (подросток) не оказался в ловушке «бытия жертвой» и чтобы он смог активно формировать такие отношения с людьми, какие ему по душе.

(далее…)

Read Full Post »

« Newer Posts - Older Posts »