Feeds:
Записи
Комментарии

Posts Tagged ‘уникальный эпизод’

Больше «я», чем «мы» — история об идентичности

Лиз Кэдди и Н.

Оригинал статьи находится здесь http://dulwichcentre.com.au/explorations-2009-1-liz-caddy.pdf

Перевод Анны Олефир

Лиз Кэдди работает медсестрой и отвечает за индивидуальную и групповую терапию в «Перт Клиник» — независимой психиатрической больнице в Западной Австралии. Лиз ведёт насыщенную и увлекательную терапевтическую группу, где участники имеют возможность попробовать себя в разнообразной творческой деятельности —индивидуально и в небольших группах. Именно в такой группе Н. открыла для себя, что рисование мандал приводит её к ощущению «больше я, чем мы».

 

Лиз можно написать по емэйл lizcaddy@aapt.net.au

Аннотация:

При помощи совместно написанного диалога и предоставленных иллюстраций в этой статье исследуется уникальный результат восстановления идентичности, имевший место, когда женщина с раздробленным ощущением своего «я» (и диагнозом «синдром множественной личности») начала рисовать мандалы. Результатом рисования мандал стало возникновение новой истории идентичности, оказавшейся «больше я, чем мы». Эта история больше пришлась Н. по душе. Она принесла ощущение «оставления своего отпечатка в мире» и временного «отодвигания» переживания одиночества.

(далее…)

Реклама

Read Full Post »

Лига «Деконструкция аддикции»

Статья Энтони К.

(выступление на одной из нарративных конференций)

Чтобы почтить традицию анонимности в «Анонимных Алкоголиках», подразумевающую, что члены этой организации сохраняют личную анонимность на уровне публикаций в прессе, выступлений по радио и в фильмах, Энтони решил не публиковать свою фамилию. Энтони К. живет во Флориде, США, он основатель Лиги «Деконструкция Аддикции». Информация о данной Лиге, а также некоторое количество значимых для понимания работы этой Лиги статей могут быть найдены на сайте Далвич-центра: http://www.dulwichcentre.com.au. С Энтони можно связаться через Далвич-центр.)

перевод Дарьи Кутузовой

Прежде, чем я начну, я бы хотел почтить  тех из вас, читатели этой статьи, чьи жизни были затронуты избыточным потреблением психоактивных веществ и/или аддикцией. Очень много страдания и утрат прямо или косвенно связано с использованием психоактивных веществ, и в любой аудитории, где бы мы ни находились, высока вероятность, что жизнь хотя бы некоторых из нас была затронута этими проблемами.

Практика «возвращения»

Несколько лет назад я крайне нуждался в том, чтобы пересмотреть мои отношения с психоактивными веществами… Я позвонил  в Далвич-центр и мне позвали к телефону Дэвида Денборо. Я рассказал Дэвиду, что я попал, у меня в жизни полный …тупик, ею владеют наркотики, и я ищу какой-то ресурс, который помог бы понять, как я могу использовать нарративные практики, чтобы вернуть себе свою жизнь. Дэвид очень внимательно выслушал меня  и рассказал мне о последних достижениях в сфере нарративной практики — потому что прошли годы  с тех пор, как я побывал на последнем семинаре с Майклом Уайтом.

(далее…)

Read Full Post »

продолжение материалов Алана Дженкинса, посвященных работе с мужчинами, совершавшими насилие.
Предыдущие фрагменты:
Причинные объяснения насилия
Теория ограничения
Как вовлекать мужчин, совершавших насилие, в процесс терапии
Вовлечение мужчин, совершавших насилие, в терапию: продолжение

Экстернализация ограничивающих убеждений

5. пригласить человека экстернализовать ограничивающие убеждения

Теперь терапевт может предложить человеку рассмотреть объяснения насилия с точки зрения теории ограничения. При этом особое внимание должно быть уделено следующим вопросам:
При условии, что он хочет уважительных отношений, свободных от насилия,
— Что мешало ему раньше принять ответственность за то, чтобы строить отношения на базе равноправия, взаимного уважения, отзывчивости и заботы?
— Что мешало ему взять на себя ответственность за совершаемое насилие?

Таким образом терапевт предлагает человеку обнаружить ограничивающие убеждения и привычки и бросить им вызов, чтобы освободиться от их влияния и выстроить те отношения, которых он на самом деле хочет.

(далее…)

Read Full Post »

фрагмент обзора “Нарративная практика в работе психолога образования”, подготовленного Дарьей Кутузовой и опубликованного в журнале “Вестник практической психологии образования”. В основу обзора легли материалы из книги Джона Уинслэйда и Джеральда Монка “Нарративное консультирование в школе”, а также публикации Далвич-центра.

Уникальные эпизоды

originally published by raindog on flickr

originally published by raindog on flickr

Всегда есть какой-то опыт, не включенный в истории. Многие проблемы существуют в течение длительного времени, потому что они развиваются постепенно, и люди к ним приспосабливаются. Люди «срастаются» со своими проблемами и перестают отличать себя от проблемы и от контекста. Когда формулируется и выстраивается проблемная история, люди начинают лучше распознавать обстоятельства и замечать изменения. Замечая даже мельчайшие изменения, люди становятся в большей степени готовыми рассматривать свою жизненную ситуацию с неожиданной позиции. Исключения из проблемной истории становятся «строительными кирпичиками» для выстраивания предпочитаемой истории.

(далее…)

Read Full Post »

НАРРАТИВНАЯ МЕДИАЦИЯ
Обзор работ Дж.Монка и Дж.Уинслэйда
(фрагмент материала, опубликованного в №3 журнала «Постнеклассическая психология. Социальный конструкционизм и нарративный подход)

Материал переведен и подготовлен к публикации Дарьей Кутузовой.
При подготовке обзора использована информация с сайта http://narrative-mediation.crinfo.org/ и книга G. Monk, J. Winslade “Narrative Mediation: A new approach to conflict resolution”, Jossey-Bass, 2000.

Проблема конструктивного разрешения конфликтов в современном мире чрезвычайно актуальна; некоторые люди считают успешное решение этой проблемы залогом выживания человечества в целом. Общая тенденция к профессионализации различных сфер, где имеется экспертное (отличающееся от житейского) знание, привела к тому, что выделилась новая профессиональная область – медиация, или посредничество в ситуации конфликта.

Сферы применения медиации

Медиация проводится в ситуации длительного, «застрявшего» конфликта в таких сферах, как деловые отношения (между начальниками и подчиненными, сослуживцами, квартирантами и хозяевами жилплощади и пр.), тяжбы, разделение имущества и определение способа выполнения родительских обязанностей супругами в ситуации развода. Медиатор, или посредник, – это, как правило, специалист в сфере помогающих профессий (психолог, социальный работник), обладающий особыми знаниями и умениями в области коммуникации, общения. Медиация во многих случаях является альтернативой разрешению конфликтной ситуации через суд; медиация – один из методов, применяемых при работе в парадигме восстановительного правосудия .
Особенности медиации удобно рассмотреть в сравнении с психотерапией. Медиация не является психотерапией в классическом понимании этого слова, так как не подразумевает наличия «внутренней патологии» и ее излечения у одного или всех участников конфликта.

(далее…)

Read Full Post »