Feeds:
Записи
Комментарии

Archive for Июль 2014

Перед вами — четвертая глава из книги Шоны Рассел и Мэгги Кэри «Нарративная терапия в вопросах и ответах». Шона и Мэгги любезно дали разрешение на перевод и некоммерческое распространение этой книги. Перевод выполнен Дарьей Кутузовой, редактирование — Александрой Павловской. Мы благодарны Лене Ремневой за помощь в подготовке текста.

Данный материал изначально был опубликован в первом номере Международного журнала нарративной терапии и работы с сообществами за 2003 год.

 

1. Что значит «внешний свидетель»?

В рамках нарративной практики внешними свидетелями называются приглашенные люди, «аудитория» для терапевтической беседы — некая третья сторона, призванная слушать, свидетельствовать, признавать предпочитаемые истории и заявления об идентичности человека, обратившегося за консультацией. Внешние свидетели могут быть частью существующего «круга» этого человека — родственники, друзья и т.д., или же они могут не принадлежать этим социальным сетям. Это могут быть специалисты в области помогающих профессий ( и представлять собой «рефлективную команду». Или же они могут быть их числа бывших клиентов, обращавшихся ранее за консультацией по сходным проблемам и согласившихся помогать в теравпевтической работе другим людям, когда это необходимо. Внешние свидетели могут присутствовать на одной отдельной встрече или, если это группа профессионалов, работающих вместе, регулярно приходить на терапевтические сессии.

Когда присутствует более чем один внешний свидетель (особенно если это команда, работающая вместе), члены команды помогают друг другу формулировать свои отклики. Например, после высказывания одного из внешних свидетелей другой может задать ему несколько вопросов о том, что только что было сказано, чтобы весь процесс стал более осмысленным. В то время, когда внешние свидетели разговаривают друг с другом, человек, обращающийся за консультацией, слушает и не вмешивается в разговор.

(далее…)

Read Full Post »

Перед вами — третья глава из книги Шоны Рассел и Мэгги Кэри «Нарративная терапия в вопросах и ответах». Шона и Мэгги любезно дали разрешение на перевод и некоммерческое распространение этой книги. Перевод выполнен Дарьей Кутузовой, редактирование — Александрой Павловской. Мы благодарны Лене Ремневой за помощь в подготовке текста.

 

Материал собран Шоной Рассел и Мэгги Кэри, и был изначально опубликован в номере 3 Международного журнала нарративной терапии и работы с сообществами за 2002 год

1. Что «такое восстановление участия», или re-membering, и как оно отличается от обычного воспоминания?

Термин re-membering, или «восстановление участия», изначально предложила использовать Барбара Майерхоф (Myerhoff, 1982, 1986). Барбара Майерхоф была антропологом и работала в разных ситуациях и условиях, в частности, с сообществом престарелых евреев в Южной Калифорнии. Майерхоф использовала термин re-membering для описания «некого особого типа вспоминания»:

“Для того, чтобы обозначить некий особый тип вспоминания, можно использовать особый термин re-membering, обозначающий воссоединение участников людей, которые принадлежат к одной жизненной истории…”
(Myerhoff, 1982,стр. 111)

Термин re-membering, или «восстановление участия» ввел в нарративную терапию Майкл Уайт (White, 1997), предложив идею, что идентичность людей формируется под влиянием так называемого «жизненного клуба». У каждого из нас есть члены жизненного клуба, игравшие определенную роль в том, каким образом мы стали воспринимать самих себя. Эти члены нашего жизненного клуба часто обладают различным рангом или статусом. Например, мы уделяем больше внимания или считаем более заслуживающими доверия слова каких-то определенных людей по сравнению с другими. Человек или люди, чье мнение для нас особенно важно, кто больше всего влияет на нашу идентичность, могут рассматриваться как обладающие особо почетным статусом в нашем жизненном клубе, а те, кому мы не так доверяем, могут обладать меньшим статусом.

Рассматривая жизнь человека как некий жизненный клуб, мы открываем новые возможности в терапевтических беседах. Практики re-membering, «восстановления участия», обеспечивают контекст, в котором люди могут пересмотреть или реорганизовать членство в своем жизненном клубе. Дефис крайне важен для того, чтобы обозначить в английском языке разницу между «восстановлением участия», re-membering, и вспоминанием, remembering, поскольку дефис привлекает наше внимание к представлению о членстве, membership, а не просто к воспоминанию истории.

(далее…)

Read Full Post »

Перед вами — вторая глава из книги Шоны Рассел и Мэгги Кэри «Нарративная терапия в вопросах и ответах». Шона и Мэгги любезно дали разрешение на перевод и некоммерческое распространение этой книги. Перевод выполнен Дарьей Кутузовой, редактирование — Александрой Павловской. Мы благодарны Лене Ремневой за помощь в подготовке текста.

 

Этот материал был собран Мэгги Кэри и Шоной Рассел и впервые опубликован в виде статьи в 2003 году в третьем номере Международного журнала нарративной терапии и работы с сообществами.

1. Что такое пересочинение и восстановление авторской позиции?

Часто человек обращается за консультацией потому, что в его жизни возникли какие-то страшные и/или очень сложные обстоятельства, приведшие его к крайне негативным заключениям о самом себе. В частности, человек может начать считать себя неудачником, никчемным, безнадежным, заслуживающим всех неприятностей, которые на него сваливаются, депрессивным, сумасшедшим… Это могут быть какие угодно иные проблематичные заключения об идентичности.

В жизни каждого из нас бывают обстоятельства, которые мы не в силах изменить. Люди переживают травматические события, утрату, и время невозможно повернуть вспять и «вернуть, как было». Но то, каким образом понимаются и интерпретируются эти события, может очень по-разному определить, какое влияние они оказывают. Например, если вы верите, что подверглись определенному насилию или травме потому, что «вы сами были в этом виноваты», потому, что «вы всегда были неудачником», если вы верите, что подобные события будут происходить с вами всю оставшуюся жизнь, то у этого есть определенные последствия… и они сильно отличаются от ситуации, когда вы верите, что происшедшее с вами – это однократное, ужасное, ничем не оправдываемое насилие или проявление несправедливости. То, в какую историю, в какой сюжет вписывается событие, оказывает существенное влияние на последствия этого события в жизни человека. Люди не просто «выдумывают из головы» эти истории. Они складываются под воздействием множества факторов, событий, взаимодействий и более широких отношений власти.

(далее…)

Read Full Post »

Перед вами — первая глава из книги Шоны Рассел и Мэгги Кэри «Нарративная терапия в вопросах и ответах». Шона и Мэгги любезно дали разрешение на перевод и некоммерческое распространение этой книги. Перевод выполнен Дарьей Кутузовой, редактирование — Александрой Павловской. Мы благодарны Лене Ремневой за помощь в подготовке текста.

 

Дорогие читатели!

Мы представляем вашему вниманию сборник статей, посвященных нарративной практике. В подборке материалов, которые легли в его основу, участвовали практикующие специалисты со всего мира. Собирая эти материалы и составляя статьи, мы стремились дать легкие для понимания ответы на многие из вопросов, которые часто звучат во время учебных программ по нарративной терапии. Мы получили море удовольствия, работая над этим коллективным письменным проектом, и надеемся, что наша книга внесет свой вклад в существующий в широком сообществе диалог об успехах, дилеммах и новых достижениях нарративной практики. Надеемся, что несколько разговорный стиль, который мы использовали в этой книге, поможет вам почувствовать себя частью сообщества практиков, заинтересованных в нарративных идеях.

Мы также верим, что этот сборник статей послужит для вас поддержкой, — неважно, новичок ли вы в нарративной практике, или уже некоторое время исследуете ее возможности. Для себя мы открыли, что применение и исследование возможностей нарративных идей на практике как процесс, к счастью, не завершается никогда. Это нескончаемое путешествие, которое бросает нам вызовы и приносит радость. Мы хотели бы верить, что статьи, вошедшие в этот сборник, послужат вам в качестве подробных и тщательно сформулированных ответов, способных поддержать вас в вашей работе.

В этой книге вы также найдете истории терапевтических встреч, которыми с нами поделились практикующие специалисты из разных уголков мира. Мы очень надеемся, что они вам понравятся. Мы обе убеждены, что возможность поговорить с кем-то о своей практике жизненно важна для достижения тех целей, к которым мы стремимся в своей работе. Ключевая задача этой книги – стимулировать дальнейшие вопросы и дальнейшие беседы!
(далее…)

Read Full Post »

Продолжаем выкладывать главы из книги Шоны Рассел и Мэгги Кэри «Нарративная терапия в вопросах и ответах». Шона и Мэгги любезно дали нам разрешение на перевод и некоммерческое распространение этой книги. Перевод выполнен Дарьей Кутузовой, редактирование — Александрой Павловской. Мы благодарим Лену Ремневу за помощь в подготовке текста.

 

Глава 5. Постструктурализм и терапия — о чем это все?

Этот материал изначально был опубликован во втором номере Международного журнала нарративной терапии и работы с сообществами за 2002 год. Работу над статьей координировала Леони Симмонс Томас. С Леони можно связаться через издательство Dulwich Centre Publications.

 

Нарративная терапия находится под сильным влиянием постструктуралистских идей. И, тем не менее, многим из нас непросто бывает разобраться в том, что же такое постструктурализм. Лично мы испытваем большую радость, встречаемся с различными сложностями, прилагаем усилия и, бывает, сильно устаем, пытаясь понять постструктурализм и его значение для нашей практики как терапевтов.

Хотя эта тема достаточно сложная, наша статья будет краткой. Мы решили сосредоточиться на нескольких областях и попробовали предложить некоторые ответы на часто задаваемые вопросы. Мы не говорим, что эти ответы — правильные или единственно возможные, мы просто надеемся, что они окажутся полезными. Мы и сами многому научились, собирая их в одной статье.

Для начала стоит сказать, что для того, чтобы объяснить значение постструктурализма, необходимо показать, чем же он отличается от структурализма. Мы проводим данную границу, поскольку для это нас единственный способ объяснить, в чем состоит различие. Также мы хотели бы отметить, что не имели намерений обидеть или проявить неуважение, к тем, кто предпочитает работать в структуралистских моделях. Все мы работаем по-разному, и создаем свои уникальные пути в терапии. Здесь мы всего лишь пытаемся объяснить, как мы понимаем постструктуралистские идеи и каково их влияние на нашу работу.

 

  1. Что такое структурализм и как он повлиял на мир психотерапии?

(далее…)

Read Full Post »

После долгого перерыва мы выкладываем в библиотеку небольшую серию публикаций. Это главы из книги Шоны Рассел и Мэгги Кэри «Нарративная практика в вопросах и ответах». Шона и Мэгги любезно предоставили нам разрешение на перевод и некоммерческое распространение этого текста. Перевод выполнен Дарьей Кутузовой, редактирование — Александрой Павловской. Мы благодарим Лену Ремневу за помощь в подготовке текста.

 

Глава шестая

Феминизм, терапия и нарративные идеи: исследуем некоторые не столь часто задаваемые вопросы

Этот материал был изначально опубликован в виде статьи во втором номере Международного журнала нарративной терапии и работы с сообществами за 2003 год.

В этой статье мы бы хотели рассмотреть некоторые не столь часто задаваемые вопросы о феминизме, терапии и нарративных идеях. Поэтому мы спросили у нескольких терапевтов, работающих в нарративном подходе, что для них значит феминизм, как он влияет на их работу и с какие феминистские идеи сейчас их интересуют. В результате у нас получилась очень энергичная и захватывающая дискуссия.

Многие из тех, к кому мы обращались, сказали, что им хотелось посвящать больше времени размыщлениям об этих вопросах. Некоторые ответили, что им жаль, что им нечасто доводится вести подобные беседы.

Соответственно, мы бы хотели пригласить всех читателей принять участие в длительном проекте, посвященном данным вопросам. В дальнейших изданиях Международного журнала нарративной терапии и работы с сообществами мы будем публиковать регулярную колонку о феминизме, терапии и нарративных идеях. В конце этой статьи мы перечислили несколько тем, мнения о которых мы бы хотели услышать от практиков. Мы надеемся, что нижеследующие вопросы и ответы вдохновят вас на дальнейшие раздумья. Будет здорово, если вы пришлете нам ваши мысли и идеи.

Но вначале начнем с вопросов, и первый вопрос, пожалуй, будет самым сложным…

Что такое феминизм?

  1. Что такое феминизм?

Когда мы собирали воедино этот материал, нам стало ясно, что слово «феминизм» для разных людей означает разные вещи. И так, конечно же, было всегда. В приложении к этой главе мы постарались перечислить некоторые направления феминизма, популярные в последние десятилетия. Они включают в себя «либеральный» феминизм, «радикальный» феминизм, «социалистический» феминизм, феминизм «темнокожих/коренных народов», постструктуралистский феминизм, французские феминизмы, и появившийся совсем недавно квир-феминизм.

Однако мы бы хотели начать эту часть статьи с цитат из ответов, полученных нами от различных респондентов о том, что для них значит феминизм.

  • Феминизм — это для меня главный фильтр, сквозь который я смотрю на дисбаланс власти в мире. Для некоторых женщин этот фильтр, сквозь который они видят мир, их главная форма анализа отношений власти — через культуру или расу. У других женщин таким фильтром может послужить сексуальность, сексуальные различия. Для меня, на самом деле, первое, на что я обращаю внимание — это гендер. Феминизм — это та призма, сквозь которую я пытаюсь понять другие отношения власти и мою ответственность по отношению к ним.

(далее…)

Read Full Post »