Feeds:
Записи
Комментарии

Archive for Январь 2009

НАРРАТИВНАЯ МЕДИАЦИЯ
Обзор работ Дж.Монка и Дж.Уинслэйда
(фрагмент материала, опубликованного в №3 журнала «Постнеклассическая психология. Социальный конструкционизм и нарративный подход)

Материал переведен и подготовлен к публикации Дарьей Кутузовой.
При подготовке обзора использована информация с сайта http://narrative-mediation.crinfo.org/ и книга G. Monk, J. Winslade “Narrative Mediation: A new approach to conflict resolution”, Jossey-Bass, 2000.

Проблема конструктивного разрешения конфликтов в современном мире чрезвычайно актуальна; некоторые люди считают успешное решение этой проблемы залогом выживания человечества в целом. Общая тенденция к профессионализации различных сфер, где имеется экспертное (отличающееся от житейского) знание, привела к тому, что выделилась новая профессиональная область – медиация, или посредничество в ситуации конфликта.

Сферы применения медиации

Медиация проводится в ситуации длительного, «застрявшего» конфликта в таких сферах, как деловые отношения (между начальниками и подчиненными, сослуживцами, квартирантами и хозяевами жилплощади и пр.), тяжбы, разделение имущества и определение способа выполнения родительских обязанностей супругами в ситуации развода. Медиатор, или посредник, – это, как правило, специалист в сфере помогающих профессий (психолог, социальный работник), обладающий особыми знаниями и умениями в области коммуникации, общения. Медиация во многих случаях является альтернативой разрешению конфликтной ситуации через суд; медиация – один из методов, применяемых при работе в парадигме восстановительного правосудия .
Особенности медиации удобно рассмотреть в сравнении с психотерапией. Медиация не является психотерапией в классическом понимании этого слова, так как не подразумевает наличия «внутренней патологии» и ее излечения у одного или всех участников конфликта.

(далее…)

Реклама

Read Full Post »

отрывок из книги Джерома Брунера «Создавая истории: Юриспруденция, литература, жизнь»
J.Bruner, Making Stories: Law, Literature, Life. Harward University Press, 2003.

перевод Дарьи Кутузовой
Позвольте мне рассказать вам пару историй о том, что происходит, когда мы отделяем нарративы от «чистых фактов». Обе эти истории – о жизни и смерти, и, как часто бывает в таких случаях, они имеют отношение к медицинской практике. Одна история – про повседневные больничные процедуры, а другая – про лечебную физкультуру и реабилитацию пострадавших в ДТП и прочих рискованных ситуациях современной жизни.

На кафедре хирургии и общей практики на медицинском факультете Колумбийского университета открылась программа по нарративной медицине. Существенной частью этой программы является так называемая нарративная этика. Программа эта стала откликом на осознание того, что ухудшение состояния больных – вплоть до смерти – имеет отношение, в частности, к тому, что врачи игнорируют рассказы больных о своей болезни, о том, с чем им приходится справляться, о чувстве брошенности, опустошенности. Нельзя сказать, что врачи вообще никак не лечили этих больных, в истории болезни регулярно бывали отмечены частота пульса, температура, результаты анализов крови и пр. Но, если перефразировать слова одной из сотрудниц данной программы, врачи просто не слушали рассказы больных, их истории. Эти врачи старались «придерживаться фактов».

Вследствие этого некоторые пациенты утратили надежду и прекратили бороться за жизнь.

(далее…)

Read Full Post »

ltasНарративная супружеская терапия сексуальных проблем: беседы о сексе, образе тела и отношениях

Савиона Крамер, Яэль Гершони, Тали Гоголь-Островский
(Баркаи Институт, Тель-Авив, Израиль) barcai@barak.net.il

Статья из International Journal of Narrative Therapy and Community Work, 2008 #3, pp.3-11
перевод Дарьи Кутузовой

Введение

Дане и Джонатану под 35. Дана работает в банке, Джонатан – финансовый аналитик. Они обратились на терапию в наш институт и с гордостью рассказывают нам о том, что они – лучшие друзья. Они все друг другу рассказывают, им очень нравится быть вместе. Они познакомились четыре года назад и уже два года женаты. Дана, однако же, говорит, что крайне обеспокоена будущим их брака, потому что они почти не занимаются сексом. На самом деле, это происходит только тогда, когда Дана плачет и умоляет Джонатана об этом. «Мне кажется, — говорит Дана, — наши отношения без секса не выживут, и это меня очень беспокоит и печалит». Джонатан очень волнуется, слыша это. Он говорит: «Я не понимаю, почему Дана так расстраивается. Я ее люблю больше всех на свете, мы отлично уживаемся вместе, мы оба настроены на серьезные длительные отношения. Почему ей так сдался этот секс?»

У нас, терапевтов, в силу нашей предшествующей подготовки в сфере работы с парами, возникли почти те же самые вопросы.

(далее…)

Read Full Post »

обзор книги Лоррейн Хедтке и Джона Уинслэйда
L.Hedtke & J.Winslade. (2004). Re-Membering Lives: Conversations with the dying and the bereaved. Amityville, New York: Baywood Publishing Company.
Обзор выполнен Д.А.Кутузовой

angels1Как говорить с человеком, который умирает? Как помочь тем, кто потерял близкого, в их горе? Центральной идеей в книге Лоррейн Хедтке и Джона Уинслэйда «Вспоминая, поддерживаем жизнь» (Re-membering Lives ) является представление о re-membering: разговорах и ритуалах, позволяющих помнить хорошее влияние человека на нас, его вклад в нашу жизнь (и наш вклад в его жизнь, а как же иначе), — и предоставить человеку достойное место и подобающий статус в нашем «жизненном клубе».

Смерть вовсе не обязательно должна разрывать и сводить на нет существующие между людьми отношения любви. Придерживаясь нарративной метафоры, мы можем рассказать историю о смерти очень по-разному, продуцируя отличающиеся смыслы. Помогая людям, которые умирают, или тем, у кого умер близкий человек, мы ставим себе задачу обеспечить людям контакт с нарративами, дающими максимум смысла и утешения, задающими основу для предпочитаемого переживания.

Метафора «жизненного клуба» Представление о re-membering опирается на метафору членства (membership), разработанную Барбарой Майерхоф (Myerhoff, 1978, 1982, 1986) и Майклом Уайтом (White, 1989) для описания «клуба значимых других» в жизни человека. Мы все рождаемся в такой клуб, и на протяжении жизни кого-то в него добавляем, а кого-то, бывает, что и вычеркиваем. Жизненный клуб человека является отправной точкой для выстраивания его идентичности. Во взаимоотношениях между человеком и другими членами его жизненного клуба происходит предложение и принятие позиций идентичности, избранные идентификации подтверждаются и признаются аутентичными. С этой точки зрения, идентичность является побочным продуктом множества диалогов с теми, кто подтверждает или отвергает наши заявления о том, кем мы являемся (McNamee & Gergen, 1999).

Жизненный клуб сформирован из взаимоотношений взаимного признания аутентичности. Этот клуб является значимым дискурсивным сообществом, к которому мы обращаемся, когда хотим осмыслить то или иное событие. Таким образом, как утверждают Л.Хедтке и Дж.Уинслэйд, смысл жизни человека создается и располагается в этом жизненном клубе. Разные члены клуба обладают различным статусом, кто-то занимает более привилегированное положение, кто-то – менее. Некоторые люди настолько важны для нас, что мы присваиваем им пожизненный статус почетных членов нашего клуба. Однако присвоение высокого статуса человеку не означает, что он не сможет быть при определенных обстоятельствах этого статуса лишен. Люди могут поссориться, развестись, человек может предать или жестоко обойтись с нами, и тогда его статус в жизненном клубе может быть пересмотрен.

(далее…)

Read Full Post »

Встраивание отношений с умершим близким человеком в преображение переживания горя

Майкл Уайт

Эта статья была написана в 1988 году как материал для выступления на конференции. В дальнейшем она несколько раз перепечатывалась в разных публикациях Далвич-центра.
перевод Дарьи Кутузовой

«Фрейд… полагает, что завершение процесса скорби требует, чтобы те, кто остается жить, создали для себя новую реальность, более не включающую то, что было утрачено. Но… необходимо добавить, что полное исцеление от скорби может восстановить то, что было утрачено, сохраняя его за счет встраивания в настоящее. Полное припоминание и удержание может быть настолько же важным для исцеления и благополучия человека, как и отказ от воспоминаний, их «отпускание»».

Барбара Майерхоф (Myerhoff 1982, p.111)

Я уже некоторое время исследую метафору «снова сказать «здравствуй!»» и ее применение к работе с переживаниями горя и утраты. К необходимости подобного исследования меня привели конкретные эпизоды в терапии, когда за помощью обращались люди, которым в других местах уже поставили диагноз «отсроченное горе» или «патологическая скорбь». Многие из этих людей претерпели интенсивное и длительное лечение, направление которого было задано нормативной моделью процесса горевания, или химическим подходом к жизненным проблемам.

(далее…)

Read Full Post »

Лоррейн Хедтке

Эта статья была впервые опубликована в журнале Gecko: A journal of deconstruction and narrative ideas in therapeutic practice (2000 #2).

оригинал здесь: http://www.dulwichcentre.com.au/lorrainearticle.htm
перевод Дарьи Кутузовой

Я клинический социальный работник, семейный терапевт. Работаю в хосписе, и это значит — сижу подле людей до их последнего вздоха, присутствую рядом с членами семьи, когда умирает их близкий человек. Моя работа научила меня глубокому почтению к людям, я высоко ценю их мужество и способность преодолевать трудности. Не всем в рамках их работы выпадает такая честь… и в результате я стала думать о смерти и умирании несколько иначе, чем об этом пишут в популярной литературе.

Когда человек умирает, отношения на этом не  заканчиваются. Когда мы воспринимаем смерть не как нечто финальное и окончательное, а как приглашение трансформировать наши отношения с близким человеком, который умирает, — мы вырываемся из пут модернистского подхода, внушающего нам, что мы должны «пережить» горе и «двигаться дальше». Несмотря на то, что нас учат, каким образом человек, потерявший близкого, должен «правильно» горевать и вести себя, иногда попытки «отпустить» ушедшего причиняют вред тем, кто остается жить.

В данной статье я рассмотрю, каким образом нарративная и социально-конструкционистская точка зрения, будучи приложены к переживаниям горя и утраты, расширяют диапазон доступных возможностей. В качестве иллюстрации к тому, как возможно иначе думать о смерти, я расскажу историю об одной замечательной женщине и ее пути. В эту историю я вплету свои комментарии о том, как истории и чувство близости и сопричастности могут расти и развиваться после смерти человека. Я надеюсь, что этот текст приведет к размышлениям и обсуждениям: как мы можем способствовать формированию новых дискурсов в отношении смерти и горя. Я напишу о том, как использовать нарративный подход, чтобы укреплять взаимоотношения и истории любви в период умирания и после смерти близкого человека.

(далее…)

Read Full Post »

фрагмент обзора «»Быть семьей» с точки зрения социального конструкционизма, опубликованного в №2 журнала «Постнеклассическая психология. Социальный конструкционизм и нарративный подход», целиком обзор можно прочитать здесь.

Джоан Тронто определяет заботу как любую деятельность, направленную на поддержание или восстановление любого элемента, входящего в состав нашего жизненного мира, при этом забота о себе, о других людях и природном мире связывается воедино в «страховочную сетку жизни» (Tronto, 1993). Ее представление о заботе как нравственном явлении исходит из более ранней работы Кэрол Гиллигэн об этике заботы (Gilligan, 1982).

Тронто выделяет четыре составляющих процесса заботы:

(далее…)

Read Full Post »

Older Posts »